Новости платежных технологий

17.09.2018

ОБЗОР СОБЫТИЙ В НАЦИОНАЛЬНОЙ ПЛАТЕЖНОЙ СИСТЕМЕ

ОБЗОР СМИ

 

Заявление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 14 сентября 2018 года

За последние месяцы произошло существенное изменение внешних условий, вследствие чего усилились инфляционные риски. Для того чтобы ограничить влияние этих факторов на ценовую и финансовую стабильность, Банк России принял сегодня два решения.

Первое. Совет директоров Банка России принял решение повысить ключевую ставку до 7,5% годовых для ограничения инфляционных рисков. Это – риски повышения цен и инфляционных ожиданий в ответ на курсовую волатильность. Не надо забывать и о предстоящем увеличении НДС. Мы будем оценивать целесообразность дальнейшего повышения ключевой ставки, учитывая динамику инфляции и экономики относительно прогноза, а также риски со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Второе решение направлено на стабилизацию ситуации на финансовом рынке. Мы приняли решение приостановить до конца текущего года покупки иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках бюджетного правила. В дальнейшем мы будем принимать решение о возобновлении регулярных покупок, оценивая фактическую ситуацию на финансовых рынках.

После возобновления регулярных покупок мы оценим возможность проведения отложенных в этом году покупок иностранной валюты. При этом начало регулярных и отложенных покупок может не совпадать во времени. По нашим оценкам, отложенные покупки могут растянуться на период более одного года.

Безусловно, приостановка покупок окажет влияние на платежный баланс и курсовую динамику. Мы учли это при подготовке прогноза и при принятии решения по ключевой ставке.

При нынешних ценах на нефть поступления по текущему счету платежного баланса до конца года составят около 30 млрд долларов, что в два раза превышает предстоящие выплаты по внешнему долгу (15 млрд долларов). При этом не менее половины, скорее всего, будет рефинансировано. Таким образом, у нас немаленький запас прочности со стороны текущего счета. В этих условиях принятое решение о приостановке покупки иностранной валюты на внутреннем рынке ограничит курсовую волатильность и ее влияние на динамику инфляции в ближайшие кварталы.

Теперь остановлюсь более подробно на тех факторах, которые учитывал Совет директоров, принимая решение о повышении ключевой ставки.

Во-первых, реализовались инфляционные риски со стороны внешних условий. В результате прогноз инфляции повышен даже с учетом принятых сегодня решений. Мы ожидаем инфляцию в интервале 3,8–4,2% по итогам 2018 года, 5–5,5% по итогам 2019 года с возвращением к 4% в 2020 году.

Ухудшение внешних условий связано с рядом причин. В августе произошло изменение геополитических факторов, возросла неопределенность относительно санкций против России. Возросшие геополитические риски наложились на отток капитала из развивающихся стран. В течение весны и лета в ряде стран с формирующимися рынками остро проявились накопленные ранее дисбалансы, что повлияло на их финансовые рынки, курсы валют, основные макроэкономические показатели. Такое развитие событий, когда оно захватывает не одну, а несколько стран, снижает склонность международных инвесторов к риску и приводит к оттоку капитала с развивающихся рынков в целом. Особенно когда в развитых странах процентные ставки повышаются.

Ослабление рубля в августе и начале сентября влечет за собой рост цен на товары и услуги. Оценка Банком России эффекта переноса валютного курса в годовую инфляцию не изменилась и составляет около 0,1 (одной десятой), то есть снижение номинального эффективного валютного курса на 10% добавляет к годовой инфляции 1 процентный пункт на горизонте 3–6 месяцев. К настоящему времени с начала года номинальный эффективный курс, по нашим расчетам, снизился примерно на 9%, что внесет вклад в годовую инфляцию порядка 0,9 процентного пункта.

По прогнозу Банка России, годовая инфляция возрастет с 3,1% в августе до 3,8–4,2% к концу этого года. Она дополнительно ускорится в первом полугодии 2019 года, когда проявится основной эффект повышения НДС, а затем темпы роста цен начнут снижаться.

Принятое решение по ключевой ставке, наряду с приостановкой покупки иностранной валюты на внутреннем рынке, позволяет ограничить рост годовой инфляции до 5–5,5% в 2019 году. Инфляция вернется к 4% в первой половине 2020 года, когда эффекты повышения НДС и курсовой динамики будут исчерпаны.

Второй фактор, который мы учитывали, – это повышение инфляционных ожиданий и высокая неопределенность их изменений в будущем.

Инфляционные ожидания населения повысились в мае и оставались в летние месяцы на этом повышенном уровне, а у бизнеса продолжили расти. Ослабление рубля, которое произошло в августе, может привести к дополнительному повышению инфляционных ожиданий.

В конце года весьма вероятна реакция инфляционных ожиданий и на предстоящее повышение НДС. Опросы показывают, что ожидания населения пока еще не начали его учитывать. При этом предприятия уже закладывают в свои ожидания решение о повышении НДС наряду с курсовой динамикой.

Такая ситуация, когда имеет место не одно, а целая череда проинфляционных событий – ослабление рубля в апреле, потом в августе, затем повышение НДС, – может усилить реакцию инфляционных ожиданий и сделать ее более длительной. Особенно пока инфляционные ожидания не заякорены.

Третий фактор, который мы принимали во внимание, – это денежно-кредитные условия.

Под воздействием прежде всего внешних факторов денежно-кредитные условия в российской экономике несколько ужесточились. Произошел значительный сдвиг вверх кривой доходности государственных облигаций. Некоторые банки начали повышать процентные ставки по депозитам и кредитам. Финансовые рынки уже заложились на повышение ключевой ставки. Повышение ключевой ставки, с одной стороны, позволит ставкам по депозитам остаться выше темпов инфляции, что поддержит привлекательность сбережений и сбалансированный рост потребления. С другой стороны, оперативная реакция денежно-кредитной политики позволит снизить инфляционные риски и при прочих равных раньше вернуться к циклу снижения ставки.

Важнейший фактор, который мы учитывали, – это состояние экономики. Здесь ситуация развивалась в соответствии с ожиданиями. Прогноз темпов роста ВВП на 2018 год остается неизменным и составляет 1,5–2%. Мы уточнили наш среднесрочный прогноз, приняв во внимание заявленные структурные и налогово-бюджетные меры, а также изменение внешних условий.

Темп прироста ВВП в 2019 году прогнозируется в границах 1,2–1,7%. По нашим оценкам, повышение НДС окажет лишь небольшое сдерживающее влияние на темпы экономического роста, учитывая, что дополнительные налоговые доходы планируется использовать в том же году для поддержки роста экономики.

Прогноз темпов прироста ВВП в 2020 году повышен до 1,8–2,3%. В последующие годы экономический рост может ускориться при условии успешной реализации структурных мер. В этом случае будет происходить увеличение не только текущих, но и потенциальных темпов роста ВВП. Поэтому ускорение экономического роста не будет сопровождаться увеличением инфляционного давления.

Мы несколько пересмотрели вверх траекторию цены на нефть, учитывая то, как сейчас складывается баланс спроса и предложения. В базовый сценарий мы закладываем постепенное снижение цен на нефть с текущих высоких уровней до 55 долларов за баррель в 2020–2021 годах. Этому будут способствовать расширение сланцевой добычи и постепенное смягчение ограничений на добычу нефти в рамках соглашения стран – экспортеров нефти. Первые шаги в этом направлении уже были сделаны в июне этого года. Однако мы не исключаем, что цены на нефть могут находиться вблизи текущих уровней еще продолжительное время, в том числе под влиянием различных геополитических факторов. В то же время изменение цен на нефть не окажет существенного влияния на темпы и структуру экономического роста, учитывая действие бюджетного правила. Оно сглаживает влияние конъюнктуры рынка энергоносителей на внутренние экономические условия и государственные финансы.

Прогноз сальдо текущего счета платежного баланса повышен с 85 до 98 млрд долларов в 2018 году (это около 6% ВВП). Он составит 75 млрд долларов в 2019 году и 45–50 млрд долларов, или порядка 3% ВВП, в 2020–2021 годах. Мы увеличили оценку отрицательного сальдо финансового счета по частному сектору в 2018 году с 30 до 55 млрд долларов. В дальнейшем, по нашим прогнозам, сальдо финансового счета по частному сектору заметно снизится – до 27 млрд долларов в 2019 году и около 18 млрд долларов в 2020–2021 годах. Поступления по текущему счету значительно превышают потребности в погашении внешних обязательств. Поэтому состояние платежного баланса не несет рисков для курсовой динамики и макроэкономической стабильности на прогнозном горизонте.

И в заключение хочу сказать, что сегодняшние решения являются ответом на возросшие инфляционные риски. При этом Банк России полагает, что оперативная реакция денежно-кредитной политики ограничит рост инфляционных рисков в будущем и создаст условия для смягчения денежно-кредитной политики в конце 2019 – первой половине 2020 года.

Банк России

 

Лекция Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной. Конференция МВФ в Вашингтоне 

В штаб-квартире Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне состоялась пятая из серии лекций имени Мишеля Камдессю. С ней выступила глава Банка России Эльвира Набиуллина. Лекции о проблематике центральных банков имени Камдессю проводятся в МВФ ежегодно с 2014 года, когда легендарный глава Фонда (в 1987-2000 гг.) лично открыл серию и представил первого выступающего – главу ФРС США Джанет Йеллен. В последующие годы с авторитетной трибуны выступили председатель Народного банка Китая Чжоу Сяочуань, председатель Европейского ЦБ Марио Драги и управляющий Банка Англии Марк Карни. Эльвира Набиуллина выступила на тему «Трудный путь России к цели по инфляции».

По традиции лекция состоит из двух частей: выступления гостя и последующего диалога с директором-распорядителем МВФ. Представляя Эльвиру Набиуллину, глава МВФ Кристин Лагард отметила, что глава Банка России «добилась выдающейся карьеры в правительстве, финансовой сфере и в центральном банке». «Под ее руководством ЦБ помог смягчить внешние шоки, перейдя к полностью гибкому обменному курсу и режиму таргетирования инфляции. Она также заметно укрепила общественные коммуникации банка. В результате инфляционные ожидания в России закреплены более надежно и на более низком уровне, чем всего лишь несколько лет назад», – сказала Лагард.

Трудный путь России к цели по инфляции

Лекция в честь Мишеля Камдессю

Введение

Для меня высокая честь выступать здесь, в МВФ, с докладом о денежно-кредитной политике Банка России. Особенно приятно выступать в честь Мишеля Камдессю. Моя сегодняшняя тема – «Трудный путь России к цели по инфляции»  ему наверняка пришлась бы по душе. Ведь именно он был с нами в начале этого пути.

2018 год – самое время поразмышлять о тех ухабах и колдобинах, которые мы преодолевали на этом пути. Как вы знаете, последние пять лет были весьма нелегкими. 2018 год ознаменован юбилеями не одного, а сразу двух крупных финансовых кризисов, глубоко нас затронувших. Через несколько дней исполнится 10 лет с момента краха банка Lehman Brothers. Несколько недель назад была 20-летняя годовщина российского финансового кризиса.

Мишель Камдессю, как вы знаете, участвовал в урегулировании последствий кризиса 1998 года. Но его связь с Россией была гораздо глубже. Так же, как и Стенли Фишер, который присутствует здесь сегодня. Я очень благодарна вам за ваши советы и участие в то время.

В 1990-е годы основной задачей МВФ и г-на Камдессю была поддержка стран, совершавших исторический переход к рыночной экономке. Три главы воспоминаний г-на Камдессю посвящены России и нашим усилиям в построении рыночной экономики и достижении макроэкономической стабильности.

Вот что писал г-н Камдессю о российском Центральном банке в 1992 году:

«Миссии [МВФ] обнаружили, что в Москве действительно существует Центральный банк, который в то время был не многим больше, чем подразделение Казначейства, и не был знаком даже с базовыми основами финансовой экономики».

В то время как Новая Зеландия и Канада уже начали переход к таргетированию инфляции, Россия только вступила на путь рыночной экономики. Банку России еще только предстояло стать современным институтом разработки и реализации денежно-кредитной политики.

За годы, прошедшие с тех пор, все изменилось. В основном, ключевые задачи первоначальной программы, такие как массовая приватизация, налоговая реформа и бюджетная консолидация, были решены. В 2000-е годы, с их высокими ценами на нефть, мы создали как бюджетные буферы, так и существенные международные резервы.

И пожалуй, последним пунктом повестки дня была задача по замедлению инфляции до низких однозначных значений.

Таргетирование инфляции в стране с формирующимся рынком

В течение последних 25 лет мы экспериментировали с различными режимами денежно-кредитной политики и режимами управления валютным курсом, стремясь стабилизировать инфляцию. Но, как и многие другие страны с формирующимися рынками, смогли добиться снижения инфляции до низкого уровня только после введения инфляционного таргетирования.

Однако наш опыт отличается от опыта других стран с формирующимся рынком. В большинстве из них инфляционное таргетирование вводилось в начале 2000-х годов после азиатского кризиса. В это время мировые рынки относительно стабилизировались, риски финансовой стабильности в глобальном масштабе были низкими, а макроэкономическая ситуация и финансовая стабильность внутри страны зависели от внутренней политики. В таких условиях инфляционное таргетирование принесло странам с формирующимся рынком неплохие результаты, даже несмотря на несколько более высокую волатильность инфляции по сравнению с развитыми странами.

Положительный эффект от использования инфляционного таргетирования в развивающихся экономиках проявился во время глобального финансового кризиса, кризисов в Европе, волатильности от сворачивания программы количественного смягчения и т.д. Но этот опыт, в частности, говорит и о том, что для поддержания финансовой стабильности центральным банкам необходимо иметь большеинструментовпомимо основных инструментов инфляционного таргетирования.

Опыт России подтверждает важность указанного выше вывода. Режим инфляционного таргетирования был впервые введен в России во время финансового кризиса 2014 года. С тех пор на повестке дня постоянно стояла борьба с внешней волатильностью и потенциальными рисками для финансовой стабильности.

Хочу подчеркнуть, что таргетирование инфляции не только позволило нам добиться низкой инфляции, но и стало основой для поддержания финансовой стабильности. Если система инструментов денежно-кредитной политики является прозрачной и политика реализуется классическими – я бы даже сказала ортодоксальными – способами, рынки начинают реагировать на шоки более последовательно и со временем стабилизируются самостоятельно, без вмешательства центрального банка.

Российский опыт показывает, что в условиях постоянной неопределенности и появления рисков финансовой стабильности таргетирование инфляции должно сопровождаться инструментами макропруденциального регулирования и инструментами управления волатильностью. Это необходимо даже при наличии у страны достаточных резервов, включая международные резервы и бюджетные буферы.

Позвольте проиллюстрировать эту мысль примером из нашего опыта последних лет.

Подготовка и введение таргетирования инфляции

Эксперты МВФ (и не только МВФ) полагали, что в начале 2000-х годов условия для внедрения таргетирования инфляции в России были неблагоприятными.

Большинство проблем, с которыми мы столкнулись, были типичными для страны с формирующимся рынком:

  • недостаточная глубина и слабая сегментация рынков;
  • слабые рыночные институты;
  • высокий уровень долларизации;
  • сильное влияние бюджетной политики на денежно-кредитную политику;
  • слишком высокая доля цен на продовольствие и ЖКХ в индексе потребительских цен;
  • общий невысокий уровень финансовой грамотности россиян в тот период наряду с воспоминаниями о постоянно высокой инфляции.

И это не полный перечень.

Все эти факторы ограничивали трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики, мешая процессу закрепления инфляционных ожиданий.

Усугубляло проблему и то, что Россия, будучи страной – экспортером нефти, страдала от «голландской болезни». Следовательно, время от времени Россия испытывала существенные шоки, связанные с изменениями условий торговли и курса рубля. Внешние заимствования российского частного сектора были также чрезмерны.

Вот почему нам потребовалась серьезная подготовка. В течение пяти лет Банк России выстраивал инструменты управления ликвидностью, постепенно расширял курсовой коридор и развивал внутренний потенциал моделирования и прогнозирования.

Я хотела бы воспользоваться случаем и поблагодарить МВФ за техническую поддержку, оказанную в течение этого времени.

Несмотря на тщательную подготовку, ряд экспертов за пределами Центрального банка продолжали сомневаться, должны ли мы сделать последний шаг и ввести полномасштабный режим таргетирования инфляции и плавающего валютного курса.

Эти сомнения только усилились после объявления ФРС о сворачивании программы количественного смягчения и двух других существенных шоков, с которыми Россия столкнулась в 2014 году.

Первый шок был связан с обрушением цены на нефть. Стремительно падающая цена на нефть требовала серьезной корректировки платежного баланса. В период с 2014 по 2016 год экспорт снизился на 40%. Требовалась также подобная корректировка импорта.

Второй шок, потребовавший корректировки платежного баланса, был со стороны геополитики. Данный шок спровоцировал сильный отток капитала, который усилился из-за вынужденного сокращения внешнего долга. Российский банковский и корпоративный сектор был вынужден сокращать долю заемных средств очень быстро.

Внешний долг

Противники инфляционного таргетирования приводили два основных аргумента.

Первый состоял в том, что режим инфляционного таргетирования не подходит для страны – экспортера сырья, а второй сводился к тому, что этот режим нельзя вводить в период повышенной волатильности, поскольку это усилит волатильность валютного курса и приведет к дестабилизации рынков.

Однако мы полагали, что именно из-за шока счета текущих операций переход к инфляционному таргетированию необходимо ускорить.

В качестве одного из альтернативных решений предлагалось введение контроля за движением капитала. Банк России никогда не рассматривал такой вариант. Мы считаем, что контроль за движением капитала имел бы исключительно негативные последствия в долгосрочной перспективе, даже при положительном краткосрочном эффекте. Если бы мы прибегли к подобной мере всего один раз, инвесторы ожидали бы возвращения к ней вновь и вновь. А подобные ожидания могут вызвать значительное увеличение оттока капитала и усложнить управление волатильностью.

Четыре ключевых элемента политики

Я хотела бы выделить четыре элемента нашей политики, ставших основными в ситуации, когда Центральный банк вынужден одновременно решать две задачи. Во-первых, достичь цели по снижению инфляции через переход к новому режиму денежно-кредитной политики, а во-вторых, обеспечить финансовую стабильность.

Вот эти четыре элемента:

  1. воздействие на волатильность;
  2. устойчивость банковского сектора;
  3. независимость Центрального банка и его эффективное взаимодействие с Правительством;
  4. активная информационная политика.

Позвольте мне остановиться на них более подробно.

Ликвидность и воздействие на волатильность на валютном рынке

 Я начну с вопросов снижения волатильности.

В нашем случае шок для платежного баланса был особенно сильным вследствие сочетания шока условий торговли, вызванного падением цен на нефть, и шока финансового счета по причине санкций. Шоки финансового счета являются распространенным явлением в странах с формирующимся рынком даже без введения санкций. Они обычно усиливают шоки счета текущих операций или могут быть результатом изменений политики в странах с резервными валютами.

Шоки финансового счета могут носить разрушительный характер, поскольку способны приводить к значительным колебаниям валютного курса. Вместе с тем, в то время как в случае шоков условий торговликорректировка валютного курса обычно выполняет функцию автоматического стабилизатора, в случае шоков финансового счета этот механизм не работает вследствие сбоев на рынке валютной ликвидности и изменения платежного баланса.

Принимая это во внимание, я полагаю, что центральные банки тех стран, которые не эмитируют резервные валюты, должны иметь инструменты управления ликвидностью не только в национальной, но и в иностранной валюте.

Конечно, такие инструменты следует использовать только на временной основе для сглаживания шоков, а не маскировать, пользуясь ими, фактическое управление валютным курсом.

Поиск источника валютной ликвидности является еще одной проблемой центральных банков. В нашем случае мы полагались на свои международные резервы. В теории существуют и другие источники – от резервных механизмов и кредитных линий МВФ и аналогичных региональных инструментов до свопов с ФРС или другими центральными банками развитых стран.

Итак, что мы предприняли для того, чтобы одновременно решать проблемы снижения волатильности, подстройки платежного баланса и снижения инфляции.

Во-первых, мы перешли к плавающему валютному курсу. Поначалу волатильность валютного курса подскочила, затем быстро упала. Надо сказать, что зависимость рубля от колебаний нефти в дальнейшем снизилась, в первую очередь благодаря введению бюджетного правила.

Во-вторых, мы перешли к жесткой денежно-кредитной политике, резко повысив ставку до 17%, и с тех пор сохраняли умеренно жесткую денежно-кредитную политику. Такая политика позволила нам в короткие сроки стабилизировать инфляцию и инфляционные ожидания после скачка инфляции. Это также предотвратило долларизацию депозитов.

 В 2016 году, во время второго падения цен на нефть, и население, и рынок отреагировали намного спокойнее, чем в 2014 году.

Граждане не бросились в банки переводить рубли в иностранную валюту, как это неоднократно происходило в периоды повышенной волатильности в прошлом.

Осторожное смягчение денежно-кредитной политики в последующем позволило нам добиться достижения цели по инфляции 4% в прошлом году. Тем не менее только этих двух мер было бы недостаточнодля решения проблем ликвидности и волатильности.

 Я уже упомянула специальные инструменты управления валютной ликвидностью, которые мы вводили, чтобы решить проблему внезапной потери компаниями и банками доступа на мировые финансовые рынки.

Устойчивость финансового сектора

Вторая задача – это поддержание устойчивости финансового сектора.

В условиях волатильности финансовый сектор должен быть достаточно устойчив, чтобы противостоять шокам и управлять кредитным и процентным рисками. Мы начали работу по укреплению банковского сектора еще в 2013 году. Мы проводим политику усиления регулирования и надзора на финансовом рынке, последовательного очищения рынка от неустойчивых игроков. За последние пять лет мы отозвали порядка 400 лицензий на осуществление банковской деятельности. А это больше трети от общего числа банков.

Устойчивость банковского сектора предполагает не только здоровье отдельных игроков, но и устойчивость сектора в целом. Нам очень повезло, что в 2014 году у нас на рынке не образовалось крупных «пузырей». Всего за год до этого необеспеченное розничное кредитование росло опасно высокими темпами (60%), сбить которые удалось с помощью макропруденциальных мер.

Если бы мы не начали проводить чистку банковского сектора и бороться с необеспеченным кредитованием, то столкнулись бы с куда более серьезными проблемами.

В период повышенной волатильности многие страны с формирующимися рынками сталкиваются с еще одной серьезной проблемой. Их финансовые организации часто имеют чрезмерную долю валютныхкредитов.

В таких условиях перед центральными банками встает сложный выбор: им необходимо обеспечить одновременно корректировку валютного курса и устойчивость финансовой системы при высоком уровне валютного риска.

Не всегда легко подобрать правильный набор инструментов, позволяющих одновременно поддержать финансовую стабильность, не жертвуя другими целями. Это всегда представляет дилемму. В нашем случае – дилемму между финансовой стабильностью и целью по снижению инфляции.

Когда мы резко повысили ключевую ставку, мы удержали инфляцию от разгона, стабилизировав курс и снизив совокупный спрос.

Вместе с тем такое повышение ставки в совокупности с ослаблением валюты повысило риск возникновения системного банковского кризиса из-за усиления процентного, валютного и кредитного рисков в банковском секторе.

Нам пришлось принять во внимание слабые балансы многих банков, которые не сформировали достаточные резервы. Мы ввели временные регуляторные послабления, которые позволили выиграть время, чтобы дать банкам возможность адаптироваться.

Одна из мер позволила банкам в течение пяти кварталов рассчитывать нормативные показатели с использованием номинального фиксированного валютного курса. Неудивительно, что многие банки хотели, чтобы такой период был продлен на неограниченный срок.

В течение этого периода мы не уставали повторять банкам, что послабление – лишь временная мера и что мы не отказываемся от политики ужесточения регулирования и надзора в целях обеспечения устойчивости финансового сектора.

Правительство со своей стороны представило программу докапитализации банковского сектора. К участию в ней допускались как государственные, так и частные банки. Эта программа помогла успокоить и клиентов банков и самих банкиров.

Тем не менее принятых мер было недостаточно для решения всех проблем.

Многие страны с формирующимися рынками сталкиваются с проблемой чрезмерного внешнего корпоративного долга.

Большинство подобных кредитов финансируются напрямую с мировых рынков. Например, в конце 2014 года участники российского рынка были серьезно обеспокоены подходящим сроком выплат по крупным корпоративным займам в условиях отрезанности страны от мирового рынка. Это стало одной из причин резкого всплеска рыночной волатильности.

К сожалению, центральные банки не располагают необходимыми макропруденциальными инструментами влияния на корпоративные заимствования. Обеспечение финансовой стабильности – задача, которую Центральный банк должен решать совместно с Правительством. На сегодняшний день в России обсуждается вопрос целесообразности введения в систему банковского регулирования показателя корпоративного долга к доходам (Debt-to-Income) или ему подобного.

Многие банки также столкнулись с проблемой валютных заемщиков, не имевших экспортных доходов в иностранной валюте, из-за чего они не могли выплачивать кредиты. В этих случаях была особенно высока доля плохих долгов.

Мы начали стимулировать банки сокращать валютную составляющую своих балансов. Меры для достижения этого включали в себя повышение коэффициентов риска по валютным кредитам и резервных требований по валютным депозитам. Несмотря на то что раньше МВФ сомневался в таких мерах, мы можем отметить, что меры по девалютизации оказались чрезвычайно полезными.

Независимость и координация

Вернемся к элементам нашей политики. Третьим пунктом в моем списке является проблема независимости и координации деятельности Центрального банка.

В странах с формирующимися рынками институты зачастую слабы, поэтому в независимость политики центрального банка рынки начинают верить только после того, как убедятся в ней на практике. Несмотря на то что независимость Банка России закреплена законодательно, нам пришлось доказывать ее перед лицом серьезного внешнего давления в 2014 году. Именно в этот период мы предпринимали решительные действия, которые подвергались жесткой критике со стороны бизнеса, части Правительства, иногда общественности. Не всегда наши оппоненты вели себя достойно. Мне неоднократно приходилось сталкиваться с публичными претензиями.

Один известный предприниматель как-то спросил меня, не из космоса ли прибыло руководство Центрального банка и не пора ли нас послать обратно. Тогда и правда многие считали нашу цель по инфляции чем-то из области фантастики.

Мы должны были быть последовательными в реализации и коммуникации нашей политики, для того чтобы завоевать доверие рынков. Доказательство результативности этой работы: премии за риск пошли вниз, что облегчило нам работу по управлению волатильностью.

На протяжении двух лет у нас была инвертированная кривая доходности ОФЗ, однако в настоящий момент она плоская, поскольку рынок верит в то, что мы способны снизить инфляцию.

Даже после недавних геополитических потрясений долгосрочные ставки в России не сильно отличаются от аналогичных показателей в странах с похожей целью по инфляции. (Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.)

Хочу подчеркнуть, что однажды завоеванное доверие рынков не гарантирует, что рынки будут вам теперь доверять всегда. Доверие подвергается проверке каждый раз, когда наступает кризис.

Независимость Центрального банка не должна вести к отсутствию координации его действий с политикой Правительства. Да, и Центральный банк, и Правительство движутся каждый по своей полосе, у нас свои зоны ответственности. Однако мы должны принимать во внимание меры друг друга. Координация с бюджетной политикой имеет особо важное значение. Влияние бюджетной политики на денежно-кредитную является проблемой для многих центральных банков.

К счастью, у России в этом отношении все относительно неплохо. У нас действует новое очень жесткое бюджетное правило. Если цена на нефть превышает 40 долларов за баррель, дополнительные нефтегазовые доходы идут в Резервный фонд. А проведенная Минфином консолидация бюджета существенно помогла нам в достижении целей денежно-кредитной политики. Эти меры не только позволили улучшить макроэкономическую стабильность, но и внесли свой вклад в снижение волатильности курса рубля.

И безусловно, наличие бюджетных буферов снижает вероятность новых валютных кризисов в будущем.

Коммуникационная политика

Коммуникационная политика Центрального банка также может являться очень важным инструментом достижения доверия и управления инфляционными ожиданиями. За несколько последних лет нам пришлось в значительной мере изменить свой подход к нашей информационной политике для завоевания доверия рынка.

В прошлом Банк России редко объяснял свои действия или анонсировал их. По сути, Центральный банк вообще редко выступал с какими-либо заявлениями. По мере перехода к инфляционному таргетированию нам пришлось создать много различных инструментов коммуникационной политики, чтобы добиться лучшего понимания наших действий со стороны рынка и широкой общественности.

В моей памяти особенно ярко сохранился один эпизод из событий 2014 года. Когда мы подняли ключевую ставку до 17%, информация о нашем решении была опубликована поздно ночью. На следующий день на рынках царила нервная обстановка. Участники рынков подумали, что, поскольку сообщение было опубликовано посреди ночи, решение, вероятно, было принято в панике. Ходили самые невероятные слухи. Но ответ, почему мы объявили об этом ночью, был на самом деле очень простой. Нам было необходимо, чтобы банки на Дальнем Востоке узнали о новой ставке до начала своего рабочего дня. Совершенно очевидно, что нам не удалось надлежащим образом объяснить причину своих действий.

С тех пор мы разработали ряд коммуникационных инструментов:

  • четко установленное время публикации ключевых пресс-релизов о денежно-кредитной политике;
  • регулярные (официальные и неофициальные) встречи с журналистами, аналитиками и инвесторами;
  • пресс-конференции;
  • интервью;
  • активность в социальных сетях;
  • сайт по вопросам финансовой грамотности и т.д.

Все это, безусловно, является довольно стандартными мерами – и в конце концов стандартом коммуникаций современного центрального банка. Но это не являлось в тот момент стандартом для нас, поэтому нам пришлось потратить много времени для создания этой системы.

Мы выстраивали свою коммуникационную политику, надеясь однажды услышать от рынка: «Хорошо, мы понимаем, о чем вы говорите». Теперь наша задача состоит в том, чтобы они сказали: «Мы верим вам и доверяем вашим суждениям».

Результаты инфляционного таргетирования в России

Несмотря на серьезные шоки, с которыми нам пришлось столкнуться, российская экономика довольно быстро адаптировалась к их последствиям благодаря (по крайней мере отчасти) четырем вышеперечисленным элементам нашей политики. В результате кризиса 2014 года экономика сократилась на 3,6% – это сокращение было в три раза меньше последствий Великого финансового кризиса. Платежный баланс также адаптировался. Положительное сальдо счета текущих операций сейчас составляет около 5% ВВП. Благодаря жестким мерам бюджетной консолидации удалось снизить безубыточный для бюджета уровень цены на нефть с 100 до 60 долларов за баррель.

Задолженность в корпоративном сегменте находится на допустимом уровне, а задолженность госсектора и населения очень низкая.

Безработица находится на исторически низком уровне, близком к своему естественному уровню.

Вместе с тем к концу 2017 года инфляцию удалось снизить до 2,5%, сейчас она возвращается к своему целевому значению 4%. И хотя на протяжении нескольких последних кварталов инфляция была ниже целевого уровня, Банк России не спешил снижать ставку. Нам необходимо проводить сравнительно жесткую денежную политику для обеспечения контроля над текущими внутренними и внешними инфляционными рисками.

Рост ВВП сейчас около 1,5–2,0%, что соответствует нашим расчетам потенциального роста, но невелик.

Денежно-кредитная политика имеет предел своих возможностей. Она не может увеличить потенциал роста. Низкий уровень потенциального роста является главным внутренним вызовом для России. Структурная политика должна обеспечивать диверсификацию экономики и повышение производительности труда, а также решать проблемы, связанные со старением населения.

Необходимые для повышения темпов роста меры могут иметь определенные последствия и для денежно-кредитной политики. К примеру, Правительство России недавно объявило о ряде фискальных инициатив в надежде, что это положительно повлияет на предложение. В то же время такие меры, как повышение НДС, являются проинфляционным риском, который усиливает инфляционное давление от внешних шоков. Поэтому наша денежно-кредитная политика должна будет реагировать, сохранять необходимый уровень жесткости или становиться более жесткой.

Мы считаем, что наша денежно-кредитная политика не будет иметь какого-либо значительного негативного воздействия на экономический рост, так как основные ограничения по своей природе являются структурными. Более того, наша политика обеспечения низких темпов инфляции стабилизирует рынок и укрепляет уверенность в завтрашнем дне населения и бизнеса. Такой положительный внешний эффект компенсирует негативное воздействие жесткости. Это дает нам основания полагать, что коэффициент издержек антиинфляционной политики для экономического роста в России был близок к нулю.

Структурные реформы, бюджетная консолидация и осторожная денежно-кредитная политика являются взаимосвязанными частями внутренней экономической политики.

Поскольку экономика России является открытой (с большой долей международной торговли в ВВП и открытым финансовым счетом), наша страна не может выработать железный иммунитет к внешним шокам.

Основные внешние риски российской экономики связаны с ценами на нефть, нормализацией денежно-кредитной политики развитых стран и геополитикой.

Первые два фактора хорошо известны и ожидаемы. В их отношении мы предприняли меры предосторожности.

Что касается геополитических событий, которые включают в себя не только санкции, но и торговые войны и потенциальные валютные войны, то здесь все сложнее. Эти события гораздо менеепредсказуемы. Они вызывают трансграничные эффекты, которые зачастую невозможно предвидеть. Это заставляет нас еще больше увеличивать свои резервы.

Мы живем в мире, где все взаимосвязано, где торговые меры в отношении одной страны или санкции в отношении одной компании могут иметь глобальные последствия.

И если страны вынуждены отвечать наращиванием излишних буферов, это может привести к замедлению роста мировой экономики.

По моему мнению, нам стоит по меньшей мере обсуждать такие проблемы так же, как мы обсуждаем международные последствия денежно-кредитной политики.

В завершение своей лекции я хотела бы повторить тезис, с которого начала. Наш опыт показывает, что режим таргетирования инфляции в стране с формирующимся рынком может стать неотъемлемой частью системы поддержания финансовой стабильности, однако он должен сопровождаться созданием резервов и использованием инструментов управления волатильностью.

И система инфляционного таргетирования, и ее инструменты хорошо известны и широко применяются. Это в какой-то степени рутина. Самое интересное заключается в том, чтобы применять их правильно –в правильной комбинации, необходимых дозах и в точно выверенный момент времени. Все решения должны соответствовать сложившимся на рынке условиям и конкретным шокам.

Центральные банки (в нашем лице) привыкли строить свою политику из готовых кирпичиков и кусочков, как будто из конструктора «Лего». Однако современные политические решения и кирпичики, на основе которых они принимаются, сильно отличаются от того «Лего», который вы знаете. Это больше похоже на детский конструктор, который был у нас в ходу в СССР во времена моего детства. Детали друг к другу вечно не подходили, приходилось что-то просверлить, что-то подточить, где-то согнуть или выпрямить. Аналогичным образом представителям центральных банков сейчас необходимо проявлять гибкость не только при выборе элементов политики, но и при их адаптации к внутренним требованиям.

При этом после принятия решения относительно рамок проводимой политики для компромиссов возможностей больше не остается. Особенно это касается ситуаций повышенной волатильности, когда присутствуют постоянные риски для финансовой стабильности. Если я чему-то и научилась за последние пять лет, это тому, что необходимо действовать настойчиво и последовательно.

Спасибо!

Лекция и дебаты с Кристин Лагард:

http://www.imf.org/en/News/Seminars/Conferences/2018/08/15/2018-michel-camdessus-central-banking-lecture

Банк России

 

Банк России принял решение повысить ключевую ставку на 0,25 процентного пункта, до 7,50% годовых

Совет директоров Банка России 14 сентября 2018 года принял решение повысить ключевую ставку на 0,25 процентного пункта, до 7,50% годовых. Изменение внешних условий, произошедшее с предыдущего заседания Совета директоров, существенно усилило проинфляционные риски. Банк России прогнозирует годовую инфляцию в интервале 5–5,5% по итогам 2019 года с возвращением к 4% в 2020 году. Этот прогноз учитывает принятые решения по ключевой ставке и о приостановке покупки иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках бюджетного правила. Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего повышения ключевой ставки, принимая во внимание динамику инфляции и экономики относительно прогноза, а также учитывая риски со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Возвращение годовой инфляции к 4% происходит быстрее, чем ожидалось ранее. Годовые темпы прироста потребительских цен повысились до 3,1% в августе, что несколько выше верхней границы прогноза Банка России. Рост инфляции в августе связан с повышением до 1,9% годового темпа прироста цен на продовольственные товары. Этому способствовали изменение баланса спроса и предложения на отдельных продовольственных рынках, а также эффект низкой базы прошлого года. Также происходит подстройка цен к произошедшему с начала года ослаблению рубля. Большинство показателей годовой инфляции, характеризующих наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценке Банка России, демонстрируют рост.

Инфляционные ожидания населения и предприятий несколько повысились на фоне курсовой волатильности. Согласно данным мониторинга Банка России, часть предприятий могут отразить в ценах планируемое повышение НДС уже в конце 2018 года.

Произошедшее ослабление рубля связано с оттоком капитала вследствие изменения внешних условий. При этом сальдо текущего счета платежного баланса остается на высоком уровне благодаря стабильным ценам на товары российского экспорта и значительно превышает объемы выплат по внешнему долгу в предстоящие месяцы. В этих условиях принятое Банком России решение о приостановке покупки иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках бюджетного правила ограничит курсовую волатильность и ее влияние на динамику инфляции в предстоящие кварталы.

По прогнозу Банка России, который учитывает принятые решения по ключевой ставке и о приостановке покупки иностранной валюты в рамках бюджетного правила, темпы прироста потребительских цен составят 3,8–4,2% к концу 2018 года. Годовая инфляция достигнет максимума в первом полугодии 2019 года и составит 5,0–5,5% на конец 2019 года. Квартальные темпы прироста потребительских цен в годовом выражении замедлятся до 4% уже во втором полугодии 2019 года. Годовая инфляция вернется к 4% в первой половине 2020 года, когда эффекты произошедшего ослабления рубля и повышения НДС будут исчерпаны.

Денежно-кредитные условия. Под воздействием внешних факторов денежно-кредитные условия несколько ужесточились. Существенно выросли доходности ОФЗ. Началось повышение процентных ставок на депозитно-кредитном рынке. Повышение ключевой ставки будет способствовать сохранению положительных реальных процентных ставок по депозитам, что поддержит привлекательность сбережений и сбалансированный рост потребления.

Экономическая активность. Годовой темп прироста ВВП в II квартале текущего года, по уточненным оценкам, составил 1,9%, что находится в рамках ожиданий Банка России. Банк России сохраняет прогноз темпа прироста ВВП в 2018 году в интервале 1,5–2%, что соответствует оценке потенциального темпа роста российской экономики.

В 2019–2021 годах прогноз темпов экономического роста в базовом сценарии уточнен с учетом изменения внешних условий и оценки влияния на экономическую динамику совокупности налогово-бюджетных и структурных мер, запланированных на период до 2024 года. В 2019 году планируемое повышение НДС может оказать небольшое сдерживающее влияние на деловую активность (преимущественно в начале года). Дополнительные полученные бюджетные средства уже в 2019 году будут направлены на повышение государственных расходов, в том числе инвестиционного характера. В результате, по прогнозу Банка России, темп прироста ВВП в 2019 году будет в границах 1,2–1,7%. В последующие годы возможно повышение темпов экономического роста по мере реализации запланированных структурных мер.

Инфляционные риски. Баланс рисков еще более сместился в сторону проинфляционных рисков. Основные риски связаны с высокой неопределенностью внешних условий и их влиянием на финансовые рынки.

Дальнейший рост доходностей на развитых рынках, отток капитала из стран с формирующимися рынками и геополитические факторы могут привести к сохранению волатильности на финансовых рынках и оказать влияние на курсовые и инфляционные ожидания.

Оценка Банком России рисков, связанных с волатильностью нефтяных цен, динамикой заработных плат, возможными изменениями в потребительском поведении, существенно не изменилась. Эти риски остаются умеренными.

Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего повышения ключевой ставки, принимая во внимание динамику инфляции и экономики относительно прогноза, а также учитывая риски со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Следующее заседание Совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 26 октября 2018 года. Время публикации пресс-релиза о решении Совета директоров Банка России  13:30 по московскому времени.

Банк России

 

Банки наращивают прибыль и расширяют кредитование экономики

Банковское кредитование экономики в январе–августе 2018 года с исключением влияния валютного курса увеличилось на 6,8%, в том числе кредиты нефинансовым организациям выросли на 3,8%, физическим лицам – на 14,3%. Такие данные содержатся в информационно-аналитическом материале «О динамике развития банковского сектора Российской Федерации в январе–августе 2018 года», опубликованном на сайте Банка России.

За восемь месяцев 2018 года банки получили прибыль 901 млрд рублей. На формирование финансового результата повлияли показатели банков, проходящих процедуру финансового оздоровления с привлечением средств Фонда консолидации банковского сектора. Без их учета прибыль банковского сектора за январь–август 2018 года составила 1,2 трлн рублей.

Банк России

 

Комментарий Банка России по операциям в рамках бюджетного правила

Банк России принял решение продлить приостановку покупки иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках реализации механизма бюджетного правила до конца декабря 2018 года. Решение о возобновлении регулярных покупок иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках выполнения механизма бюджетного правила будет приниматься с учетом фактической обстановки на финансовых рынках. Решение об отложенных в 2018 году покупках иностранной валюты на внутреннем рынке будет приниматься после возобновления регулярных покупок. Отложенные покупки могут быть осуществлены в течение 2019 года и последующих лет.

Данное решение принято в целях повышения предсказуемости действий денежных властей и снижения волатильности финансовых рынков.

Банк России

 

Набиуллина: санкции — не повод ослаблять требования к банкам

Введение санкций против России не может стать поводом для пересмотра требований к капиталам банков. Об этом заявила глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина в ходе брифинга по итогам совета директоров регулятора.

«Что касается требования по капиталу, наша цель — финансовая устойчивость. Под предлогом санкций мы не будем менять требования по капиталу для банков. Санкции — это не повод для того, чтобы наши банки были менее финансово устойчивыми. Мы можем как временное решение предложить послабления, но это временное решение. Мы делали это в 2014 году. Мы можем дать время банкам приспособиться к внешним условиям, которые влияют на их баланс», — отметила председатель Банка России.

По ее словам, регулятор постоянно мониторит ситуацию, и сейчас нет необходимости оказывать банкам поддержку. Однако план таких мер для крупнейших игроков есть, уточнила Набиуллина.

Banki.ru

 

Набиуллина: «Даже мысли не было о принудительной конвертации валютных вкладов»

ЦБ подготовил план мероприятий по поддержке российских банков, которые могут оказаться под новыми санкциями США, и эти меры не включают принудительную конвертацию валютных вкладов. Об этом заявила глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина в ходе брифинга по итогам совета директоров регулятора.

«Что касается валютных вкладов и угроз ввести санкции в отношении ряда наших банков — мы учитываем такую возможность и проработали с каждым из банков систему мер, которая позволяет им с нашей помощью решить проблему и выполнять все обязательства перед клиентами. Никаких угроз для валютных вкладов не видим, и никаких мер по принудительной конвертации не рассматривали, у нас даже мысли такой не было. Эти меры могут только подорвать доверие к банковской системе», — сказала она.

Доля валютных вкладов на балансах банков снизилась, добавила глава ЦБ. «Это сумма около 87 миллиардов долларов. Наших ресурсов и ресурсов банковской системы хватит, чтобы все обязательства выполнить. Здесь мы никаких рисков не видим», — указала она.

На днях в интервью телеканалу Bloomberg глава ВТБ Андрей Костин не исключил принудительной конвертациивалютных вкладов россиян в другие валюты в случае ужесточения санкций против российских банков. Часть мер призвана защитить интересы владельцев вкладов в долларах в случае введения властями США фактического запрета на использование российскими банками долларов. Сути этих мер Костин не раскрыл, однако из его ответа следует, что возврат средств с долларовых вкладов россиян может быть произведен в другой валюте. «Я убежден, что все клиенты всех банков смогут получить назад свои деньги. Это принципиальный момент. Как это будет сделано, в какой валюте — это уже другой вопрос», — заявил Костин. 

Banki.ru

 

Прибыль российских банков ​за январь — август составила 901​ млрд рублей​

Прибыль российского банковского сектора за январь — август 2018 года составила 901 млрд рублей. Такие данные приводятся в информационно-аналитическом материале «О динамике развития банковского сектора Российской Федерации в январе — августе 2018 года», опубликованном на сайте Банка России в понедельник.

За аналогичный прошлогодний период банки получили прибыль в размере 997 млрд рублей. 

«Финансовый результат сектора испытывал существенное влияние показателей банков, проходящих процедуру финансового оздоровления с привлечением средств Фонда консолидации банковского сектора. Без учета этих банков прибыль банковского сектора за восемь месяцев составила 1,2 триллиона рублей», — говорится в документе.

По данным Центробанка, с начала года рентабельность активов по банковскому сектору несколько снижалась, хотя в последние четыре месяца показатель стабилизировался на уровне 0,8%.

Активы банковского сектора (88,7 трлн рублей на 1 сентября 2018-го) выросли в абсолютном выражении на 3,912 трлн рублей. Прирост почти на 60% был обеспечен увеличением рублевых активов (на 2,33 трлн рублей, или на 3,5%), в то время как активы в иностранной валюте сократились (на 27,5 млрд долларов, или на 8,3%). В результате активы банковского сектора с устранением влияния валютной переоценки выросли по действующим банкам на 0,9%.

Банковское кредитование экономики за отчетный период с исключением влияния валютного курса увеличилось на 6,8%, в том числе кредиты  нефинансовым организациям выросли на 3,8%, физическим лицам — на 14,3%, заключили в ЦБ.

Banki.ru

 

На маркетплейсе «Яндекса» и Сбербанка начали продавать продукты

На маркетплейсе «Беру», запущенном совместно «Яндексом» и  Сбербанком, появился раздел с продуктами питания. Об этом говорится в сообщении «Яндекс.Маркет», поступившем в РБК.

«Сейчас там представлены товары, которые можно долго хранить при комнатной температуре: например, растительное масло, хлопья для завтрака, чай, кофе, шоколад», — указано в сообщении. Отмечается, что всего представлены полторы тысячи наименований. К концу года их количество планируется увеличить в десять раз.

«По оценкам экспертов, в ближайшие годы рынок онлайн-торговли продуктами будет расти очень быстрыми темпами. Заказ продовольственных товаров в Интернете станет привычным делом. Мы строим площадку, куда люди будут приходить за товарами, которые требуются постоянно. Поэтому развитие категории «Продукты» для нас — один из приоритетов», — приводятся слова Натальи Смирновой, руководителя направления FMCG (товары повседневного спроса) в «Яндекс.Маркете».

Помимо этого, увеличился ассортимент разделов «Бытовая химия» и «Красота и здоровье». На «Беру» также продаются электроника, компьютерная и бытовая техника, товары для дома и дачи, детские товары и товары для домашних животных.

Бета-версия маркетплейса запущена в мае этого года. Она доступна сотрудникам «Яндекса» и Сбербанка во всех регионах страны, а также желающим протестировать новый сервис. Полноценный запуск запланирован на октябрь.

РБК

 

В цифровой экономике обозначены социальные тренды

Цифровизация услуг и сервисов станет одним из главных трендов социальной сферы как в государственном, так и в частном сегменте. К такому выводу пришли эксперты совместной конференции Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) и Фонда социального страхования (ФСС) «Цифровая трансформация социального сектора», пишет «Коммерсант».

«Сейчас роль Минтруда в цифровизации социальных услуг — определить приоритеты для развития отрасли и создать правовое регулирование для цифровых инноваций. Полагаю, в течение ближайшего месяца Минтруд, Минцифра, Роструд, ФСС и другие профильные ведомства выстроят план совместной работы по цифровизации социальной политики», — сообщил на конференции глава IT-департамента Минтруда Алексей Скляр.

Глава ФСС Андрей Кигим напомнил, что фонд последние несколько лет внедряет как собственные пилотные проекты с цифровой составляющей — например, электронный больничный лист, мобильное приложение для доступа к услугам ФСС «Социальный навигатор», — так и активно поддерживает частные стартапы в этой сфере в качестве консультационного партнера.

«Сегодня электронные сервисы позволяют нам жить совершенно по-другому — они создают доступную среду с точки зрения получения информации. Для развития этой среды необходим обновленный диалог государства и бизнеса — чтобы более детально определить функции каждой из сторон», — отметил он.

По словам директора по развитию ФРИИ Евгения Борисова, интерес к цифровым социальным услугам растет не только в государственной, но и в частной среде. «Сейчас в нашей базе данных 22,5 тысячи цифровых стартапов, и все большее число из них ориентируются на предоставление социальных сервисов», — отметил он. Борисов привел в пример проект «Кнопка жизни», созданный для экстренной связи с пожилыми и детьми (сейчас у проекта 40 тыс. клиентов), проект «Сурдо онлайн» — сурдоперевод для глухих с помощью видеосвязи. «В перспективе число их клиентов среди россиян будет только увеличиваться за счет роста потребности в комфорте при получении услуг и расширения возможностей цифровой инфраструктуры», — пояснил он.

Коммерсант

 

Глазьев: активный переход к расчетам в нацвалютах РФ и Китая возможен к 2019 году

Россия и КНР при обоюдных усилиях властей двух стран способны перейти к активным расчетам в национальных валютах уже к 2019 году. Об этом заявил в субботу советник президента РФ Сергей Глазьев.

«В наших торгово-экономических отношениях мы до сих пор используем валюту третьих стран — это самый острый вопрос, работу над которым нужно максимально ускорить и добиться того, чтобы уже в следующем году российско-китайская торговля [преимущественным образом активно] обслуживалась нашими валютами — рублем и юанем, — отметил он, выступая на Форуме по российско-китайскому инвестиционному сотрудничеству, проходящему в китайской столице. — Без этого удвоение объема нашей взаимной торговли вряд ли удастся обеспечить — те банки, которые традиционно обслуживают наш товарооборот, находятся под угрозой внешних, прежде всего американских санкций, стараются уйти от своих обязанностей по проведению расчетов».

По словам советника главы России, Москва и Пекин крайне нуждаются в активном сопряжении платежных систем двух стран, в интеграции финансовых рынков. «Делать это нужно, опираясь на свои национальные валюты и банки, институты развития и финансовые рынки», — добавил он.

Как заявил Глазьев, российская сторона готова представить комплексную систему предложений, для того чтобы органы власти, отвечающие за финансовую политику РФ и Китая, могли провести «требуемое, сверхактуальное, немедленное и как можно более быстрое сопряжение всех платежно-расчетных валютно-финансовых отношений».

TASS

 

Банки РФ выдали рекордное количество кредитных карт в августе

Новый рекорд установлен в России: в августе 2018 года кредитные карты получили 1 миллион граждан. Самое большое количество кредитных карт было выдано в Москве, сообщили в пресс-службе Национального бюро кредитных историй.

«В августе 2018 года количество выданных новых кредитных карт составило один миллион единиц, увеличившись на 56,8% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года — 640 тысяч единиц. Стоит отметить, что выдача более одного миллиона новых кредитных карт в месяц была зафиксирована впервые за всю историю наблюдений НБКИ», — сказано в сообщении.

Самое большое количество новых кредиток в августе было выдано в Москве — 62,2 тысячи, Московской области — 47,7 тысячи, Краснодарском крае — 33,9 тысячи, Свердловской области — 33,8 тысячи, Санкт-Петербурге — 33,7 тысячи и Республике Башкортостан — 30,5 тысячи.

В свою очередь наименьшее количество кредитных карт было выдано в Пензенской и Кировской (по 8 тысяч), Ярославской (8,1 тысячи) и Архангельской (8,3 тысячи) областях, а также в Республике Бурятия — 8,3 тысячи.

Plusworld

 

ОБЗОР МЕЖДУНАРОДНЫХ СОБЫТИЙ

 

Mastercard и Microsoft запустили глобальную торговую платформу

B2B-платформа на базе Microsoft Azure позволяет улучшить взаимодействие покупателей и поставщиков с сетями, банками и провайдерами решений. 

Платежная система Mastercard совместно с Microsoft представили глобальную торговую платформу Mastercard Track, которая упростит и улучшит бизнес-взаимодействие компаний во всем мире. Об этом сообщается на официальном сайте компании Mastercard.

Как отметили в платежной системе, хотя часть процессов B2B выполняются с использованием цифровых технологий, по-прежнему ежегодно требуется порядка 500 млрд долл. США на административные расходы и эта цифра постоянно растет. Помимо этих затрат необходимо учесть и издержки от неэффективности почти половины всех бизнес-транзакций в мире (58 триллионов долл. США), которые все еще оформляются на бумаге.

Mastercard Track будет решать эти фундаментальные проблемы посредством упорядочения и автоматизации процессов в цепочке «закупки-платежи», что позволит компаниям более эффективно управлять корпоративной идентификационной информацией, соблюдать требования комплайенса и осуществлять платежи.

 «Несмотря на значительные улучшения и инновации в сфере осуществления платежей потребителями, глобальное пространство B2B остается крайне неэффективным и основанным на бумажном документообороте, — отметил Майкл Форман (Michael Froman), вице-президент Mastercard и президент по стратегическому росту. — Это увеличивает расходы на сотни миллиардов долларов и приводит к удручающим задержкам в мировой торговле. Mastercard Track — это инструмент, который поможет уменьшить число проблемных мест в работе глобальной торговой системы и будет способствовать росту экспорта, особенно малыми и средними предприятиями».

Mastercard Track также позволяет сократить число действий, которые необходимо совершить для идентификации делового партнера, а также упростить процесс платежей и обеспечить его прозрачность, таким образом создав равные условия работы для малых и средних предприятий (МСП). Новая платформа использует и дополняет весь спектр имеющихся у Mastercard инноваций и активов B2B, начиная от решений для оплаты «со счета на счет» и карточных платежей до инструментов противодействия мошенничеству, аналитических данных и сервисов платежных шлюзов.

Решение задач идентификации, комплайенса и управления платежами

Чтобы полностью раскрыть для покупателей и поставщиков потенциал платформы Mastercard Track в части, касающейся идентификации, комплайенса и управления платежами, Mastercard с самого начала сотрудничает с девятью B2B-сетями и поставщиками комплексных решений для всей цепочки «закупки-платежи»: Basware, BirchStreet, Coupa, Infor GT Nexus Commerce Network, Ivalua, Jaggaer, Liaison Technologies, Tradeshift и Tungsten Network.

С начала 2019 г. клиенты этих организаций смогут поддерживать, получать и обмениваться ключевой информацией, относящейся к ним самим и их торговым партнерам, через каталог Track Trade Directory, включающий более 150 млн зарегистрированных компаний, расположенных в разных регионах мира. Этот централизованный каталог будет собирать информацию из более чем 4500 перечней соответствия, что повысит эффективность анализа поставщиков и их добавление в систему.

По мере расширения платформы поставщики будут получать лучшее представление о движении средств – понимать, когда они могут рассчитывать на получение платежа и в какой сумме – сразу в нескольких сетях. Track позволит подключить на этой платформе поддержку всех видов платежей на основе банковских переводов, карт и счетов, а также связать данные заказа на поставку с информацией об инвойсе. Это упорядочит и упростит процесс сверки и учета в бэк-офисе, который сегодня является одним из самых обременительных для бизнеса.

Благодаря своим партнерам платформа Track позволит B2B-сетям, банкам, страховым компаниям и поставщикам технологий расширить спектр дополнительных, более дорогих услуг для корпоративных клиентов, таких как расширенная аналитика данных и финансирование торговых операций.

Первые рынки для новой платформы

Mastercard Track уже интегрирована с Национальной торговой платформой Сингапура – универсальной цифровой торговой экосистемой, объединяющей ключевые логистические функции, а также регуляторные и финансовые составляющие для всех участников цепочки создания стоимости. Mastercard Track обеспечит безопасное и эффективное прохождение электронных платежей между покупателями и поставщиками, помогая укрепить позиции страны как ведущего торгового центра в регионе.

Plusworld

 

Китай настроен отказаться от нового раунда торговых переговоров с США

Пекин рассматривает идею отказаться от участия в новом раунде торговых переговоров с США ввиду угрозы Вашингтона ввести в начале наступающей недели пошлины на дополнительные группы товаров из КНР. Об этом сообщила в воскресенье газета The Wall Street Journal.

Она ссылается на информацию, полученную от бывших и действующих должностных лиц Китая. Они считают нецелесообразным возобновлять переговоры в условиях нагнетания давления со стороны администрации президента США Дональда Трампа.

«Китай не собирается вести переговоры с приставленным к его голове пистолетом», — цитирует издание один из своих источников.

В субботу The Wall Street Journal информировала, что администрация Трампа наметила новый раунд торговых переговоров с делегацией Китая в Вашингтоне на 27—28 сентября. Американскую делегацию возглавит министр финансов Стивен Мнучин. При этом Соединенные Штаты 17 или 18 сентября объявят о введении пошлин в размере порядка 10%, а не 25%, как планировалось изначально, на дополнительные группы товаров из Китая на сумму 200 млрд долларов, утверждала газета.

ТАСС

 

Мэр Лондона призвал к повторному референдуму по Brexit

Мэр Лондона Садик Аман Хан призвал к повторному референдуму по выходу Великобритании из состава Евросоюза, чтобы вернуть контроль над Brexit.

«Мы стоим перед подлинным риском — плохая сделка или ее отсутствие. Оба варианта нанесли бы огромный ущерб Лондону и Соединенному Королевству», — написал Хан в своем микроблоге в Twitter.

Ранее премьер-министр Великобритании Тереза Мэй исключила возможность проведения второго референдума по выходу страны из Евросоюза. Повторное голосование стало бы злоупотреблением демократией, считает политик. Премьер назвала «выгодной сделкой для Великобритании» свою концепцию по выходу из ЕС, которая позволит беспрепятственно продолжить торговлю, сохранить рабочие места и избежать проверки на границе между Ирландией и Северной Ирландией.

В колонке для британской газеты The Observer мэр британской столицы отметил угрозы, которые несет Brexit. «Я не верю, что Мэй обладает полномочиями для того, чтобы столь грубо подвергать опасности экономику и источники дохода людей», — заявил Хан.

Великобритания планирует выйти из состава ЕС в марте 2019 года. Брюссель и Лондон в настоящее время работают над соглашением, регулирующим порядок Brexit. Эти переговоры должны быть завершены до конца октября, чтобы дать время парламентам обеих сторон ратифицировать согласованный документ.

DWelle

 

Франция законодательно установила правила для проведения ICO

Французские законодатели утвердили нормативно-правовой акт, устанавливающий правила для проведения первичных размещений монет (ICO). По словам министра финансов Бруно ле Мэра, статья 26 была «принята (парламентарным) комитетом», что является частью более широкой программы президента страны Эммануэля Макрона по стимулированию роста и трансформации бизнеса.

Закон позволяет Управлению по финансовым рынкам Франции (AMF) одобрять и выдавать разрешения компаниям, которые собираются проводить ICO во Франции, но только если «эти проекты дают инвесторам гарантии», сообщает Банкир.Ру, ссылаясь на Ttrcoin. Эмитенты токенов должны будут предоставить AMF всю необходимую информацию, что позволит покупателям оставаться осведомленными о решениях, связанных с проводимым ICO.

Банкир.Ру

 

ЦБ Индии не считает криптовалюту легальным платежным средством

Резервный банк Индии (RBI) сделал заявление в Верховном суде о том, что правовая система для использования криптовалют не определена. Настоящие правовые нормы не предполагают использование как биткоина, так и других монет.

Таким образом, ЦБ Индии считает, что он не вправе определять законность биткоина, потому что существуют нормативные положения – акты, упомянутые в конституции Индии, которые обязывают банк действовать против криптовалютной индустрии, сообщает Банкир.Ру, ссылаясь на Coinlife.

При этом Верховный суд Индии рассматривает процесс между криптовалютными биржами и RBI. Дата слушания переносилась уже два раза, следующее заседание назначено на 17 сентября.

После того, как RBI ранее запретил банкам работать с криптовалютными биржами, несколько площадок решили подать в суд на ЦБ, заявив, что этот шаг является неконституционным. Криптовалютные компании обратились в Верховный суд и ходатайствовали о приостановлении решения Центробанка. Суд отклонил их просьбу.

Банкир.Ру

 

В App Store и Google Play появится новое платежное приложение на блокчейне Ripple

Японский финансовый гигант SBI Holdings готовится запустить платежное приложение для устройств iOS и Android на базе технологии распределенного реестра Ripple.

Такаши Окита, генеральный директор SBI Ripple Asia – совместного предприятия SBI Holdings и блокчейн-стартапа Ripple – рассказал о веб-сайте приложения MoneyTap на этой неделе.

Хотя на данном этапе точное время запуска приложения на устройствах iOS и Android остается неизвестным, на сайте говорится, что выпуск приложения для клиентов трех национальных банков Японии запланирован на осень.

Представители SBI Ripple Asia сообщили, что сначала сервис будет доступный клиентам SBI Net Sumishin Bank, Suruga Bank и Resona Bank – трех членов консорциума Японской ассоциации банкиров. После официального запуска планируется расширение доступа к услуге для всех членов банковского консорциума.

Отмечается, что приложение позволит клиентам осуществлять внутренние транзакции с помощью номера телефона или сканирования QR-кодов круглосуточно, избавившись от каких-либо временных ограничений.

coindesk.com.

 

Хакеры из Ирана похитили миллионы документов из британских вузов

Иранские хакеры похитили из наиболее престижных британских университетов, включая Кембридж и Оксфорд, миллионы документов, которые впоследствии выставлялись на продажу в Интернете. Об этом сообщила газета The Daily Telegraph.

По данным издания, среди похищенных документов оказались, в частности, исследования в области кибербезопасности, а также работы, в которых речь шла об атомных электростанциях.

Отмечается, что впоследствии документы были выставлены на продажу на нескольких сайтах на фарси. Желающие приобрести их направляли запросы через мессенджеры WhatsApp и Telegram. Оплата производилась путем банковского перевода, после чего покупатели получали копию украденного документа по электронной почте.

«Мы в курсе проблемы, — заявил представитель Кембриджского университета. — Мы постоянно обновляем нашу [систему] кибербезопасности».

Как пишет газета, от действий хакеров также пострадал Эдинбургский университет. Главный сотрудник по информационной безопасности учебного заведения заявил, что в настоящий момент вуз занимается усовершенствованием системы безопасности своей компьютерной сети.

ТАСС

RSS

Все новости...