Новости платежных технологий

05.07.2019

ОБЗОР СОБЫТИЙ В НАЦИОНАЛЬНОЙ ПЛАТЕЖНОЙ СИСТЕМЕ

ОБЗОР СМИ

 

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина выступила на ХХVIII Международном финансовом конгрессе

 

Доброе утро, уважаемые коллеги!

Я рада вас приветствовать на очередном Международном финансовом конгрессе.

Традиционно на конгрессе собираются представители всех секторов российского финансового рынка, и для нас это возможность обсудить вызовы, которые стоят перед финансовой системой и перед регулятором.

В прошлые годы основной вызов был связан с тем, как российской экономике и финансовой сфере приспособиться к новому миру – с низкими ценами на нефть и резко возросшим уровнем неопределенности, где геополитические факторы стали «джокерами», которые резко могут поменять расстановку сил в игре. Достижение макроэкономической стабильности в новых условиях требовало больших усилий.

Сейчас есть прочный базис для развития: низкая инфляция и инструменты для стабилизации ее вблизи целевого уровня, в первую очередь политика таргетирования инфляции, дисциплинированная ответственная бюджетная политика, которую проводит Правительство.

Со стороны Центрального банка мы вели также работу по очищению финансовой системы, укреплению надзора и регулирования, развитию инструментария по поддержанию финансовой стабильности. И это тоже вносит свой вклад в то, что сегодня наша страна в большей степени защищена от внешних рисков и подготовлена к новым возможным всплескам волатильности.

Но, думаю, ни у кого из присутствующих нет иллюзий, что этого достаточно, что теперь уже все в порядке. Возможно, напротив, мы сейчас стоим перед лицом даже более грозного вызова – темпы экономического роста очень низкие, бизнес пока не видит перспектив, доходы населения практически не растут, и граждане слабо чувствуют, что достигнутая стабильность дала им лучшее качество жизни.

Что мешает росту?

Конечно, всегда есть соблазн списать все на внешние факторы, но, на мой взгляд, дело далеко не только в них. Да, глобальная экономика замедляется. Торговые войны и геополитические обострения только усугубляют ситуацию.

У нас нет оснований считать, что в какой-либо обозримой перспективе внешняя ситуация принципиально изменится. Да, будут колебания вверх и вниз, связанные как с новыми действиями и договоренностями стран в торговой войне, так и с попытками центральных банков купировать наиболее негативные эффекты или наоборот – с новыми вспышками популизма в политике, с геополитическими обострениями. То есть внешняя среда будет оставаться сложной. Мы должны это понимать. Но, с другой стороны, она не настолько уж плоха. Во всяком случае, мы явно живем сейчас совсем не в рисковом сценарии. Цены на нефть несколько выше ожиданий, наша страна продолжает быть интересной для глобальных рынков капитала.

 Главные ограничения для развития, на мой взгляд, – внутренние. И поэтому в своем выступлении сегодня я хотела бы остановиться на том, какую роль в данной ситуации могли бы сыграть финансовый сектор и политика Центрального банка и что нужно с точки зрения экономической политики в целом, чтобы ситуация изменилась.

Ответ на этот вопрос известен: нужно снять структурные ограничения.

Центральный банк отвечает за поддержание ценовой и финансовой стабильности. И это не наша прихоть, это следствие того, что инструменты, которые есть в распоряжении Центрального банка, влияют в конечном счете именно на ценовую и финансовую стабильность. Сами по себе низкая инфляция и отсутствие рисков для финансовой стабильности благоприятны для увеличения темпов и качества экономического роста за счет расширения горизонтов планирования, повышения прозрачности и снижения макроэкономических рисков. Именно поэтому в последние годы мы сосредоточились на задаче снижения инфляции до цели 4% и поддержания ее на этом уровне, а также на обеспечении финансовой стабильности как на уровне системы в целом, так и на уровне отдельных институтов.

Важнейший несущий элемент макростабильности – это также следование Правительства бюджетному правилу. Оно позволило в значительной степени изолировать экономику от колебаний нефтяных цен и накопить подушку безопасности на случай реализации рисков.

Но макростабильность – это еще не рост. А рост сейчас – около 1,5–2%, а в I квартале он вообще составил лишь 0,5%. И это при очень низкой безработице. И это тот результат, который мы будем иметь без структурных изменений. Потому что политика по поддержанию макроэкономической стабильности позволяет только стабилизировать экономику около ее текущего потенциала.

Если пытаться сдвинуть центробанковскими инструментами потенциальные темпы роста, мы в конечном счете получим либо инфляцию, либо пузыри на финансовых рынках, а скорее всего – и то и другое.

А увеличить потенциал, использовать все возможности, которые есть у экономики для того, чтобы повысить темпы экономического роста и в конечном счете увеличить благосостояние людей, можно только за счет структурных преобразований. Таких преобразований, которые будут способствовать перераспределению ресурсов – и трудовых, и финансовых – в сферы с бОльшей отдачей, с бОльшей производительностью, создающие бОльшую добавленную стоимость.

Основное, что нужно сделать для того, чтобы экономика начала расти, – это кардинальное улучшение инвестиционного климата. Здесь нельзя заниматься смещением фокуса экономической политики, отвлечением внимания на непервостепенные факторы.

В этом году Правительство приступило к реализации национальных проектов, которые как раз призваны снять структурные ограничения. Эти проекты, предполагающие инвестиции в образование, здравоохранение, инфраструктуру, при эффективном управлении ими должны сработать.

Но есть две серьезные проблемы, которые, на мой взгляд, нельзя замалчивать, если мы действительно хотим устойчивого роста экономики.

Первая. Нужно создать стимулы для предпринимательской инициативы. Экономический рост создает бизнес, а не государство. Государственные инвестиции не могут подменить частные. И даже при успешной реализации национальных проектов в их государственной части нет никакой гарантии, что они создадут соразмерный мультипликативный эффект через расширение частных инвестиций. Причем важно подчеркнуть, что частные инвестиции – это не кредиты, полученные под низкие проценты в банках под госгарантии.

Частные инвестиции – это прежде всего дополнительный акционерный капитал, собственные средства и крупного бизнеса, и малых предпринимателей, которыми они готовы рискнуть в расчете на будущий рост своего бизнеса и прибыли. А готовность взять на себя этот риск напрямую зависит от пресловутого инвестиционного климата.

Если эффективный бизнес не готов инвестировать и спрос на привлечение финансовых ресурсов есть только у компаний в слабом финансовом положении, которым они нужны для выживания, а не для развития, то не стоит удивляться, что финансовый сектор неохотно кредитует компании.

Вторая проблема – структурные изменения требуют времени. Мы – сначала из-за высоких цен нефти, потом из-за необходимости сконцентрироваться на укреплении макроэкономической стабильности – откладывали проведение многих назревших структурных реформ, а теперь хотим быстрого результата. В итоге мы снова оказываемся в ловушке поиска простых решений, когда ищем не где потеряли, а где светло. И почему-то обычно поиски решения при таком подходе приводят в Центральный банк.

Если в период кризисных явлений 2014–2015 годов в качестве простых решений предлагалось введение ограничений на движение капитала, резкое снижение ключевой ставки или широкомасштабная раздача денег «нужным стране» предприятиям, то теперь появились и новые идеи. Например, борьба с потребительским кредитованием в расчете на то, что если банкам запретить выдавать кредиты физическим лицам, то они начнут активно кредитовать корпоративный сектор и это само по себе запустит маховик инвестиционного бума.

Я должна в очередной раз констатировать, что никаких простых решений не бывает. Это хорошо понятно тем, кто сталкивался когда-либо с решением оптимизационных задач. Если действительно ограничивающим является один фактор – в нашем случае это прежде всего инвестиционный климат, – то как бы мы ни меняли другие факторы, улучшения ситуации мы не получим.

Более того, если пытаться, раздавая дешевые деньги, маскировать структурные проблемы, то наша страна потеряет еще больше времени: сначала мы лишимся завоеванной с таким трудом макроэкономической стабильности, а потом будем заново решать проблему ее восстановления, подрывая веру в завтрашний день у населения и бизнеса.

Улучшение инвестиционного климата, увы, не сводится к сокращению административных барьеров. Нужны защита частной собственности, независимые суды и именно судебное урегулирование корпоративных конфликтов, лучшее качество корпоративного управления, развитие человеческого потенциала. Эти слова мы произносим практически в неизменном виде много лет. Сначала они казались правильными, потом общим местом, потом обращение к теме инвестиционного климата стало казаться пустыми словами чиновников, а теперь иногда похоже на крик отчаяния.

Но нам по-прежнему нужно лучшее качество деловой среды, а это большая и долгая работа.

Что может и должна сделать в этой ситуации финансовая система, чтобы способствовать экономическому росту? Финансовая система также должна стать частью структурных изменений через формирование долгосрочного инвестиционного ресурса, развитие фондового рынка и настроенности на кредитование именно эффективных проектов.

Если говорить о кредитовании реального сектора, то, безусловно, Банк России очень заинтересован в том, чтобы оно развивалось. И в рамках подходов к так называемому стимулирующему регулированию мы будем стремиться делать корпоративное кредитование более привлекательным для банков, конечно, без ущерба для управления рисками при тщательном анализе банками заемщиков. Как я уже сказала, просто кредитовать всех подряд или «нужные» компании совершенно неправильно и будет только вредить росту экономики или распределять ресурсы в неэффективные секторы.

Здоровое корпоративное кредитование – это, в первую очередь, кредитование операционных компаний, занимающихся развитием производства. А пока мы видим, что банки с бОльшим удовольствием кредитуют сделки слияний и поглощений. То есть кредитуют перераспределение собственности, а не расширение деятельности, при этом все чаще и чаще испытывая проблемы с возвратом ранее выданных кредитов.

Мы еще год назад говорили о том, что нас тревожит эта тенденция, но банки просили нас повременить с введением регуляторных мер, направленных на ограничение кредитования сделок слияний и поглощений. И мы пошли навстречу пожеланиям участников рынка, дали время подготовиться. Но, конечно, мы видим, что без прямого изменения регулирования, регуляторного давления с нашей стороны эта тенденция не поменяется. Поэтому далее откладывать введение этих мер мы не намерены.

До конца года повышение резервов на возможные потери по ссудам по таким сделкам будет принято и вступит в силу. Мы будем относить такие кредиты к III категории качества, с расчетным резервом 21%, при наличии обеспечения он может быть снижен до 10%. Перевод ссуд в II категорию качества будет возможен, если заемщик показывает хороший финансовый результат, но резерв все равно не будет ниже 5%. У нас будет при этом недлинный ряд исключений, смягчающих это правило: вложения в уставные капиталы предприятий в рамках федеральных целевых программ, в стратегические предприятия, ниже резерв при наличии госгарантий.

С точки зрения развития долгосрочных инвестиций в реальный сектор ключевым участником финансовой системы являются наши пенсионные фонды. Наша политика направлена на повышение роли негосударственных пенсионных фондов как источника длинных денег.

Мы уже поменяли регулирование таким образом, чтобы стимулировать долгосрочные вложения НПФ в реальный сектор: разрешили не переоценивать активы из-за краткосрочных колебаний рынка, расширили возможности по инвестированию в концессионные облигации, ввели ограничения на объем вложений в финансовый сектор. Мы видим, что вложения НПФ в финансовый сектор снижаются, а в реальный сектор на этом фоне – растут, но потенциал для дальнейшего роста еще существует.

Приоритет для нас здесь – контроль за устойчивостью пенсионных фондов, а это основа для доверия к пенсионным накоплениям в целом и для развития накопительного элемента в пенсионной системе.

Финансирование малого и среднего бизнеса продолжает оставаться для нас одним из приоритетов. Мы верим в банки с базовой лицензией как институт поддержки малого и среднего бизнеса. Пока новый тип лицензий де-факто существует только полгода, рано давать оценки, как он работает, мы будем внимательно мониторить развитие этого типа банковского бизнеса. На конгрессе бизнес-моделям банков с базовой лицензией будет посвящена отдельная дискуссия.

Относительно новая тема – развитие зеленого финансирования.

Социально ответственный экологичный бизнес должен получать лучшие условия на финансовом рынке. Это именно те компании, которые думают о будущем.

Сейчас мы работаем вместе с Министерством экономического развития над принципами раскрытия нефинансовой информации компаниями, в том числе об экологической и социальной ответственности. Уже прошли первые выпуски зеленых облигаций, купоны по ним дотирует Министерство промышленности.

И все же green finance у нас пока еще воспринимается как экзотика, но на развитых рынках он уже стал реальным фактором инвестиционной политики, который влияет на доступ компаний к капиталу. И я считаю важным развивать его в России, и Центральный банк будет уделять этому особое внимание.

Теперь о тех вызовах, которые стоят непосредственно перед финансовой сферой и нами как регулятором.

Основные вызовы теперь уже действительно связаны с дигитализацией. Это главный драйвер изменений в финансовой сфере, в трансформации бизнес-моделей.

Российский финансовый сектор вполне успешно оседлал цифровую волну, по оценкам – мы на третьем месте в мире по проникновению финансовых технологий, но одновременно с этим возникают новые вызовы.

Первый, который мы хорошо понимаем и с которым уже работаем: дигитализация требует больших инвестиций, билет в цифровой мир дорог и не по карману небольшим участникам. Но дорога именно инфраструктура, а на ее базе даже небольшие участники смогут предложить инновационные, конкурентоспособные продукты. Именно поэтому мы запустили наши инфраструктурные проекты: биометрию, «Маркетплейс», Систему быстрых платежей. Сегодня им также будет посвящена отдельная сессия конгресса: тому, как они работают, какие приносят результаты.

Но самый острый вопрос – эти проекты сами по себе становятся фактором трансформации рынка, и рынок иногда этому рад, а иногда совсем нет. Очевидный пример – Система быстрых платежей. Когда речь шла только о переводах между физическими лицами, почти все участники рынка ликовали, что смогут откусить кусочек пирога от бизнеса крупнейших банков, конкурировать с ними в платежных сервисах. А крупнейшие игроки тогда ставили вопрос о том, что несправедливо, когда в конкуренцию вмешался регулятор, разрушая модель, которая позволяла извлекать максимум пользы из комбинации монопольного положения и инноваций.

Мы настаивали и настаиваем на том, что приоритет для регулятора – развитие конкуренции ради лучших условий получения финансовых продуктов и услуг потребителями. В конечном итоге мы создаем инфраструктуру не только и не столько для финансового рынка, сколько для экономики и для потребителей.

И сейчас, когда приближается второй этап развития Системы быстрых платежей – запуск платежей в пользу юридических лиц, те же банки, что горячо поддерживали СБП изначально, начали волноваться, что будет с их карточным бизнесом, высокомаржинальным бизнесом, ценовые условия которого вызывают ожесточенные споры с розничной торговлей.

И по-прежнему у нас один ответ: мы будем способствовать развитию технологий и конкуренции на финансовом рынке, чтобы добиться лучшей цены и высокого качества сервисов для потребителя и возможности быть устойчивыми и прибыльными для всех участников рынка. Пытаться тормозить прогресс, опасаясь за стабильность уже существующих бизнес-моделей, – это лишать себя будущего.

Мы должны смотреть вперед и, конечно, развивать современные технологии, удешевляя их, делать удобные сервисы для потребителя.

Второй вызов напрямую вытекает из первого – это обладание и управление данными. Большие финансовые и нефинансовые институты, которые владеют несопоставимым с игроками меньших размеров объемом данных, будут становиться новыми монополиями. И здесь возникает вопрос, как мы будем контролировать их рыночную силу. А также как мы будем обеспечивать безопасность, защиту данных, особенно когда речь идет о входе на национальные рынки наднациональных игроков. Мы считаем важным создать условия недискриминационного доступа к данным, для этого в том числе реализуем совместно с Правительством проект цифрового профиля. Думаем над развитием регтех-решений, к примеру индивидуальных рейтингов гражданина или скорингов компаний малого и среднего бизнеса, которые могли бы разработать бюро кредитных историй или специализированные компании и предлагать небольшим участникам.

Третий – и самый масштабный вызов – связан с развитием платформенных решений, когда один продавец может предлагать разные типы финансовых продуктов, и вызовом также является выход на финансовый рынок нефинансовых игроков, в том числе и крупнейших технологических BigTech-агрегаторов.

Эта ситуация создает и большой вызов для нас, для Центрального банка. Какое регулирование применять к нефинансовым компаниям, предоставляющим финансовые сервисы?

Как регулировать игроков, продающих одновременно продукты разных типов – банковские, страховые, инвестиционные, некоторые даже медицинские сервисы, нефинансовые сервисы?

Кто должен иметь доступ к деньгам Центрального банка? Только банки, как сейчас? Или также и финтех-компании, другие компании, которые предоставляют финансовые услуги?

Например, можем посмотреть международный опыт: в Швейцарии есть специальные лицензии финтех-компаний, в Гонконге – лицензии виртуальных банков, Банк Англии тоже начал работать с новыми игроками по правилам финансового рынка. Мы тоже начинаем думать о том, чтобы открыть финтеху прямой доступ к операциям с Центральным банком.

И сегодня в связи с этими вызовами я хотела бы начать обсуждение с вами двух больших новаций, которые потребуют цифровизации, подробного обсуждения с вами.

Первое. Движение в сторону регулирования по видам деятельности, а не по требованиям к юридическому лицу.

Сейчас регулирование финансового рынка предполагает разный подход к участникам, предлагающим разные финансовые продукты и услуги.

Так, например, регулирование банков, страховых компаний, микрофинансовых организаций построено преимущественно на регулировании требований к юридическому лицу, в то время как регулирование профессиональных участников рынка ценных бумаг, институтов коллективных инвестиций, организаторов торговли и так далее основывается на требованиях к их деятельности, то есть мы имеем такую смешанную систему.

Тенденции в развитии рынка, о которых я сказала, подталкивают нас к тому, чтобы сместить акцент в регулировании с требований к юридическому лицу на требования к осуществляемой деятельности. Если какая-либо компания начинает оказывать финансовые услуги, она должна будет получить у нас лицензию на соответствующий вид деятельности.

На самом деле это большой регуляторный сдвиг, который требует всестороннего обсуждения с рынком, и мы такое обсуждение планируем начать.

Второе. Как в новых условиях обеспечить поведенческий надзор? Как вы знаете, Центральный банк является мегарегулятором и также отвечает за защиту прав потребителей на финансовом рынке.

И мы видим, что развитие платформенных решений уже приводит к тому, что основным каналом продаж разных финансовых продуктов становится банковский, в силу того, что у нас банки развиты гораздо больше, чем многие другие виды финансовой деятельности. Банки продают полисы инвестиционного страхования жизни, другие инвестиционные продукты. При этом предлагаемые продукты становятся все более сложными и требуют от потребителя реальной экспертизы в области риска.

Наша не очень большая практика показала, что стихийное, неконтролируемое предложение такого разнообразия инструментов населению может приводить к разочарованию клиентов (как это, по сути, случилось с бурным ростом рынка инвестиционного страхования жизни). И такое развитие рынка, которое пользуется незнанием и неумением потребителя оценить риски, подрывает доверие к финансовому рынку в целом. Поэтому нужны стандарты продаж, стандарты раскрытия информации для клиентов.

Сейчас у нас есть инструменты поведенческого надзора для некредитных финансовых организаций, здесь ключевую роль играют стандарты продаж и саморегулируемые организации, которые следят за их исполнением.

Но в банковском секторе, а мы видим, что банковский канал становится главным, у нас саморегулирования нет. Модель банковских ассоциаций, которая у нас сложилась, не предполагает, что ассоциации могут влиять на поведение своих членов и тем более наказывать их за недобросовестные практики.

И замкнуть этот контур регулирования возможно только в том случае, если все агенты, продающие продукты, будут придерживаться стандартов. То есть встает вопрос о саморегулируемых организациях в банковском секторе.

Здесь есть развилка, которую мы также хотим обсудить с рынком и которую мы должны, на наш взгляд, пройти. Мы можем подумать о том, чтобы ассоциации начали частично выполнять функцию саморегулируемых организаций – вырабатывать стандарты. Но контролировать стандарты будет Центральный банк. Или же мы должны создать полноценный институт саморегулирования в банковском секторе, когда за саморегулируемыми организациями будут и функции выработки стандартов, и функции контроля за их исполнением.

В любом случае мы подходим к необходимости изменения законодательства, которое позволит через механизм саморегулирования контролировать добросовестность продаж банками и банковских, и небанковских продуктов.

Оптимизация регуляторной нагрузки

Мы понимаем, что в условиях невысоких темпов экономического роста для финансовых институтов и при этом бурного развития финтех-конкуренции снижение издержек становится важным фактором устойчивости бизнес-моделей.

И мы как регулятор понимаем, что здесь нужно совершить ряд действий.

Понимаем, что административные издержки, связанные с взаимодействием с нами как с регулятором, тоже являются зоной оптимизации.

Финансовые организации обоснованно на это жалуются все время, и здесь, конечно, нам нужны действия, которые приведут реально к снижению издержек, связанных с нашей регуляторной деятельностью. И здесь мы также видим, что основной потенциал снижения издержек – та же самая дигитализация, поэтому мы будем внедрять подходы RegTech и SupTech.

Правительство запустило проект «регуляторной гильотины», я не могу сказать, что он полностью применим к финансовому сектору, потому что все же наше регулирование формировалось в более современных условиях. Устаревших норм не так много, и, кроме того, наша реформа по централизации надзора во многом призвана решить проблему единообразия надзора. И тем не менее в нашем регулировании есть много неработающих, устаревших, избыточных норм.

Мы планируем наладить постоянный диалог с рынком по оптимизации регуляторной нагрузки.

Мы решили создать рабочую группу, которая будет принимать предложения участников рынка по корректировке регулирования. Мы будем смотреть на наши нормы с точки зрения оценки их фактического воздействия – не только регуляторного воздействия, когда оценивается, каких мы эффектов ждем от будущего регулирования. Вот у нас есть регулирование, и мы должны оценить, как оно повлияло и как были выполнены те цели, по которым это регулирование изначально вводилось. И основной наш прицел – это устаревшие нормы, которые пересекаются в регулировании, дублируют друг друга и часто создают арбитраж между разными нормами.

Но считаем, что мы начнем работу с более старых норм, потому что по тем нормам, которым, допустим, около трех лет, еще даже тяжело оценить их фактическое воздействие и вряд ли условия сильно поменялись. Поэтому будем начинать со старых норм.

Кроме того, у нас есть задача с вами (мы тоже ее давно обсуждаем) – это сократить объем отчетности. Мы много раз обещали ее оптимизировать. И для того, чтобы сделать более быстрые шаги, нежели мы сейчас делаем, мы хотим провести аудит предоставляемой поднадзорными организациями отчетности и объема данных, здесь большой ресурс оптимизации, и я думаю, вы с этим согласитесь.

Кроме того, мы уже видим, какие нормативы мы можем отменить как излишние. Так, в банковском регулировании можно отменить норматив Н10.1, который ограничивает совокупную величину кредитного риска банка в отношении всех инсайдеров. Этот норматив, на наш взгляд, стал избыточен после вступления в силу Н25.

Также есть перспектива упрощения надзорной оценки экономического положения банков – количество параметров там тоже можно сократить, их достаточно много.

Мы здесь рассчитываем на работу в режиме диалога с участниками рынка.

Что касается будущего регулирования, тоже есть вопрос, который участники рынка задают все время – это время на имплементацию изменений. Вы помните, что у нас как общее правило срок между принятием нормативных актов и их вступлением в силу – 10 дней по умолчанию. Конечно, мы чаще принимаем меры с отлагательным решением, обсуждаем до принятия нормативного акта все подходы с участниками финансового рынка, но тем не менее по умолчанию эта дата остается, и мы понимаем, что это слишком короткий период и готовы будем эти сроки увеличивать.

И главное, о чем я хотела бы сказать, – все эти изменения мы действительно хотим выработать в диалоге с вами, поэтому призываем вас смелее формулировать проблемные вопросы. Мы действительно заинтересованы в выявлении проблемных зон и в их решении, поэтому можем это сделать только в диалоге с вами.

И в заключение. Мы понимаем, что в финансовом секторе работать сложно. И экономическая конъюнктура, и долгосрочные тренды показывают, что с каждым годом конкуренция будет жестче, маржа – ниже, традиционные бизнес-модели будут быстро уходить в прошлое, я надеюсь, будут приходить новые бизнес-модели. Но я верю, что наша финансовая система сформировала достаточный запас прочности, а мы с вами над этим работали долгое время. И если мы не будем уклоняться от решения проблем, от обсуждения острых вопросов, если задачи извлечения выгоды здесь и сейчас не будут превалировать над целью долгосрочной устойчивости, мы сможем справиться с этими вызовами и внести существенный вклад в развитие российской экономики и повышение благосостояния наших граждан.

Я желаю вам плодотворной работы на конгрессе и надеюсь, что дискуссии будут интересными и полезными для вас!

Спасибо за внимание!

Банк России

 

Банк России внес изменения в порядок расчета кредитного риска банков на основе внутренних рейтингов

Вступающие в силу изменения позволят учесть накопленный опыт в проведении валидации банков. Действие указания распространяется на банки, получившие разрешение на применение методик управления рисками и моделей количественной оценки рисков на основе внутренних рейтингов (ПВР) для расчета нормативов достаточности капитала.

Согласно документу, начиная с третьего года от момента получения разрешения на применение ПВР снижается порог на отношение совокупной величины кредитного риска, рассчитанной на основе ПВР, к аналогичному показателю, рассчитанному на основе стандартизированного подхода, до уровня 72,5%. Таким образом, максимальный размер возможной экономии капитала банков, применяющих ПВР, по сравнению со стандартизированным подходом увеличится с 20 до 27,5%.

Для окончательного признания кредитного рейтинга вышедшим из состояния дефолта введен период наблюдения (не менее 90 дней) с даты, когда кредитное требование, находившееся в состоянии дефолта, перестало соответствовать критериям дефолта.

Вводится требование о проведении банками сценарного анализа характеристик качества внутренних моделей оценки кредитного риска для определения пороговых значений контрольных показателей качества моделей. В случае нарушения пороговых значений банки будут при необходимости принимать решение о переработке модели и применении надбавки к компоненту кредитного риска или к величине кредитного риска на период соответствующей переработки.

Вводится запрет на перевод кредитного требования на расчет кредитного риска и капитала из ПВР в стандартизированный подход без получения разрешения Банка России.

Документ также дополняет требования к организации работы подразделения, ответственного за проведение валидации рейтинговых систем, в частности – соблюдение принципа организационной и функциональной независимости этого подразделения.

Нововведения, касающиеся требования о соблюдении организационной и функциональной независимости подразделения, ответственного за проведение валидации рейтинговых систем, и изменений в части порядка проведения банками в рамках стресс-тестирования сценарного анализа характеристик качества моделей оценки кредитного риска, по просьбе банков вступят в силу с 1 января 2020 года. Остальные содержащиеся в документе нормы вступят в силу по истечении 10 дней после дня его официального опубликования.

Банк России

 

В ЦБ прокомментировали смену руководства в департаменте финмониторинга

Кадровые перестановки в департаменте финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ не отменяют прежней политики регулятора по борьбе с отмыванием средств. Об этом журналистам заявила председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

14 июня 2019 года пост руководителя департамента покинул Юрий Полупанов, который считался сторонником жесткого контроля за исполнением норм ПОД/ФТ. Его сменил Илья Ясинский, который ранее занимал пост заместителя.

 «Принципиальные линии, безусловно, будут продолжены. Мы считаем, что мы приложили много усилий для того, чтобы банковская система и вообще финансовая система не была таким легким каналом отмывания средств», — сказала Набиуллина во время брифинга на Международном финансовом конгрессе.

Она, впрочем, подчеркнула, что система борьбы с отмыванием незаконных доходов не должна ухудшать условия для добросовестных клиентов.

Banki.ru

 

ЦБ может сдвинуть сроки подключения системно значимых банков к СБП

Обязательное подключение системно значимых банков к Системе быстрых платежей (СБП) с 1 сентября может быть отложено до 1 октября, сообщила журналистам первый зампред ЦБ Ольга Скоробогатова в кулуарах Международного финансового конгресса.

«Мы обсуждали с рынком нормативный акт, где указаны эти сроки. Для системно значимых банков был указан срок 1 сентября. Мы считает возможным установить этот срок с 1 октября», — сказала Скоробогатова.

По ее словам, все системно значимые банки должны успеть к этому сроку.

Систему быстрых платежей, позволяющую россиянам переводить деньги по номеру телефона, Банк России запустил в конце февраля. На данный момент к СБП подключены банк «ФК Открытие», ВТБ, ЮниКредит Банк, Тинькофф Банк, Промсвязьбанк, Росбанк, СКБ-Банк, Газпромбанк, Альфа-Банк, «Ак Барс», Райффайзенбанк, Газэнергобанк, Совкомбанк, Киви Банк и РНКО «Платежный центр» — оператор платежной системы «Золотая корона». Глава ЦБ Эльвира Набиуллина ожидает, что на начало 2020 года к системе подключатся более 250 кредитных организаций. Пока заявки на подключение подали 114 банков.

При этом крупнейший в стране Сбербанк пока не спешит присоединяться к системе. Он параллельно развивает свою систему денежных переводов, а глава банка Герман Греф не раз выступал против обязательного присоединения банков к СБП.

СБП пока не взимает комиссий, однако предусмотрено, что с 1 января 2020 года банк-отправитель и банк-получатель платят 0,5—3 рубля в зависимости от суммы перевода. Эти затраты включат в комиссии для клиентов, которые банки установят самостоятельно, но соразмерно тарифам ЦБ. В противном случае Банк России собирается ограничивать размер конечных комиссий для потребителя в системе.

Banki.ru

 

Банк России рассчитывает на продуктивное взаимодействие с ЕЦБ после перехода туда Лагард

Банк России рассчитывает на продуктивное взаимодействие с Европейским центробанком (ЕЦБ) после назначения Кристин Лагард на пост руководителя. Такую точку зрения выразила первый зампред ЦБ Ксения Юдаева в кулуарах Международного финансового конгресса.

«Она [Лагард] сможет принести много пользы на новом посту. В МВФ она была эффективна, на новом посту, вероятно, будет не менее эффективна», — сказала Юдаева.

Она выразила надежду на результативное сотрудничество регуляторов.

«Мы сейчас находимся в той ситуации, когда мы не являемся кредитополучателем, мы участвуем в других программах. Не столько мы зависим от МВФ, сколько они, в какой-то степени, от нас. Я надеюсь на продуктивное взаимодействие», — отметила Юдаева.

Ранее 28 стран Евросоюза на экстренном саммите в Брюсселе согласовали имена кандидатов на ключевые посты. На должность руководителя ЕЦБ выдвинули директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард.

Banki.ru

 

Объем платежей по картам может вырасти в два раза за три года (полная версия)

Почему ВТБ прогнозирует рост тарифов за эквайринг

К 2021 году объем платежей по картам увеличится на 115%, а число POS-терминалов — на 58%, прогнозируют эксперты ВТБ. Это отвечает потребностям пользователей, которые все реже носят с собой наличные. Вместе с платежами могут вырасти и тарифы за эквайринг

Объем безналичных расчетов по картам в России за три года увеличится более чем в два раза — с 19,6 трлн руб. в 2018 году до 42,1 трлн руб. в 2021 году. Такой прогноз содержится в презентации банка ВТБ (есть у РБК), которая была представлена на заседании рабочей группы при ассоциации банков «Россия», посвященной снижению стоимости эквайринга. Подлинность презентации подтвердили два источника, участвовавших во встрече.

Прогнозы ВТБ относительно роста безналичных платежей близки к действительности, считает глава Национального платежного совета Алма Обаева. «Сейчас темпы роста объемов безналичных платежей составляют около 20% в год, поэтому вполне вероятно, что через три года они увеличатся примерно в 2,1 раза», — объяснила эксперт. Тенденцию к росту безналичных расчетов подтверждают в Альфа-банке, Газпромбанке и банке «Русский стандарт».

Одна из причин роста — наращивание банками парка POS-терминалов, то есть предоставление все более широкому кругу торговых точек возможности принимать карты к оплате. По прогнозам ВТБ, за три года число терминалов вырастет на 58% — с 2,6 млн в 2018 году до 4,1 млн в 2021 году. Банк ждет и увеличения на 31% безналичного оборота в расчете на один терминал в год: если в 2018 году этот показатель составлял 7,6 млн руб., а в 2019 году ожидается на уровне 8,4 млн руб., то в 2021 году вырастет до 9,9 млн руб.

Одновременно, по прогнозам ВТБ, стоимость эквайринга вырастет. Средний размер межбанковской комиссии (платится в пользу банка-эмитента карты и является основной частью тарифа) и комиссии в адрес платежных систем, взимаемых с магазинов за расчеты картами, за три года увеличится на 0,24 п.п., до 2,9%, против 1,85% в 2018 году и 1,98% в 2019 году, оценили эксперты банка.

По данным ЦБ, в 2018 году объем безналичной оплаты товаров и услуг в России увеличился в 1,3 раза — до 21 трлн руб, то есть уже более половины всех платежей (56%) осуществлялась безналичным способом. К концу 2019 года их доля может вырасти еще на 10 п.п., прогнозирует Банк России. Растут и безналичные переводы с карты на карту — в прошлом году впервые в истории их объем превысил объем операций по снятию наличных. Россияне перевели другу другу 27,4 трлн руб. (рост в 1,4 раза).

Почему растут платежи картами

Очевидным катализатором развития безналичных платежей является закон «О применении контрольно-кассовой техники», призванный повысить налоговую прозрачность мелкой розничной торговли, говорит руководитель дирекции развития эквайринга Альфа-банка Денис Хренов. С 1 февраля 2017 года контрольно-кассовая техника в магазинах должна отправлять чеки в электронном виде через оператора фискальных данных в ФНС.

 «В результате из торговли уходит серый нал, который замещается платежами по банковским картам, этот процесс сопровождается ростом среднего чека и оборотов у торговых предприятий», — объясняет Хренов. Обязательное подключение компаний из сегмента малого и среднего бизнеса к ККТ в прошлом году стало заметным вкладом в рост эквайринга, согласна директор департамента эквайринга «Русского стандарта» Инна Емельянова.

На удвоение безналичных расчетов в ближайшие три года повлияет увеличение доли премиальных карт и улучшенные условия по программам лояльности, указывает вице-президент, руководитель департамента эквайринга ВТБ Алексей Киричек.

Свой вклад в рост платежей в денежном выражении внесет и инфляция, добавляет директор по продуктам ИТ-компании АТОЛ Платон Песецкий, а также склонность потребителей платить именно с помощью безналичных средств. «Расширяется сегмент людей, которые носят меньше наличных и больше платят разными форматами безналичных платежей», — отмечает он.

Где еще появится возможность оплаты картами

Эквайринговое оборудование на горизонте трех лет будут использовать порядка 80% торгово-сервисных предприятий, утверждает Хренов. Потенциал для роста POS-терминалов есть в сегменте малых торговых объектов, большинство из которых все еще не принимают карты, считает Песецкий, однако, чтобы это произошло, банки должны упростить процесс подключения таких точек к эквайрингу.

 «Рынок POS-терминалов увеличится за счет того, что снизится порог оборота торговых предприятий, которые обязаны принимать к оплате карты «Мир», — напомнила Обаева. Сейчас обсуждается законопроект, который предполагает обязать торговые точки с оборотом от 20 млн руб. принимать карты к оплате с 1 января 2020 года, от 10 млн руб. — с 1 января 2021 года, от 5 млн руб. — с 1 января 2022 года, а все магазины вне зависимости от оборота — с 1 января 2023 года.

Наблюдается рост интереса к эквайрингу и у новых категорий получателей платежей, таких как самозанятые, считает Хренов. В ВТБ указывают на грядущее расширение карточных оплат в таких сферах, как общественный транспорт, парковки и платные дороги.

Что касается ожидаемого роста комиссий за эквайринг, то он логичен именно по причине расширения карточной оплаты на сегмент малого бизнеса. «Средний чек и обороты там ниже, чем в сегментах среднего и крупного бизнеса, а риски фрода, напротив, — выше. Это влияет на среднюю себестоимость за операцию», — объясняет Песецкий.

Кто проиграет от роста объемов безнала

От увеличения безналичных расчетов проиграет только серая экономика, говорит Алма Обаева, так как все больше платежей будут становится прозрачными, из-за чего на теневом рынке может возникнуть дефицит наличности, что приведет к ее удорожанию.

Однако может повыситься интерес злоумышленников к безналичным технологиям, предупреждает старший антивирусный эксперт «Лаборатории Касперского» Сергей Ложкин. Хотя сами безналичные платежи безопасны, слабым звеном является покупатель. Мошенники могут создавать поддельные страницы интернет-магазинов или конкурсов от известных брендов с целью заставить пользователей ввести данные банковской карты, чтобы снять с нее деньги. А информация о покупках, оказавшаяся в руках злоумышленников, может использоваться для целевого фишинга или социальной инженерии.

 «Представьте, пользователь совершил дорогую покупку, через неделю ему звонит якобы представитель этого магазина и сообщает, что они ошиблись в стоимости и хотят вернуть часть суммы. Вполне возможно, что бдительность пользователя будет усыплена и он сообщит все необходимые злоумышленниками данные», — приводит Ложкин пример мошеннической социальной инженерии. Но сейчас финансовые организации уделяют большое внимание сбору, передаче и хранению данных, поэтому вероятность, что такое произойдет, невелика, успокаивает эксперт.

Что может помешать продвижению карт

Резкому росту карточных оплат могут помешать альтернативные способы безналичных платежей, например QR-коды, предупреждает Обаева. Оплату по QR-кодам ЦБ планирует запустить в рамках своей Системы быстрых платежей, такой способ должен быть для магазинов дешевле платежей по картам.

Против играет и прогнозируемый рост комиссий за эквайринг. Если вместе с безналичными расчетами будет расти и комиссия за прием карт, это будет способствовать тому, что магазины активнее начнут продвигать бескарточные способы оплаты, уверена Обаева. По ее мнению, при наращивании объема безналичных платежей эквайринговый тариф должен снижаться. Такого же мнения придерживаются и в Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ).

 «АКОРТ согласна с оценкой роста безналичных расчетов, при этом увеличение комиссии за эквайринг, с нашей точки зрения, безосновательно. При росте объема безналичных расчетов ставка, наоборот, должна снижаться», — уверены в ассоциации. «История показывает, что с точки зрения бизнеса платежных систем им выгоднее продолжать повышать IRF (межбанковскую комиссиию. — РБК). Уверен, что так и будет, если ситуацию не изменить», — считает президент Ассоциации компаний интернет-торговли Артем Соколов. По его мнению, данный тип комиссии должен быть ниже в случае больших оборотов безналичных платежей.

РБК.про

 

Усилен контроль за платежами внутри страны

Банки и небанковские кредитные организации при проведении переводов электронных денег внутри России будут использовать только российскую платежную инфраструктуру. Кроме того, контроль за рынком платежных услуг усиливается в целом из-за появления новых участников платежного процесса. Два закона об этом публикует "Российская газета".

Первый закон устанавливает для операторов электронных денег и платежной инфраструктуры требования, аналогичные действующим для платежных систем. Так, операторы должны будут привлекать только российскую платежную инфраструктуру для переводов электронных денег внутри страны. Передача сведений о таких переводах за рубеж запрещается, исключаются также односторонние отказы платежной инфраструктуры от выполнения своих функций. Изменения не касаются трансграничных переводов.

Ранее заявлялось, что цель изменений — обеспечить бесперебойные переводы электронных денег внутри страны, а также операционную и технологическую независимость их операторов.

Второй подписанный президентом закон направлен на усиление контроля за рынком платежных услуг в связи с развитием платежных сервисов и появлением новых участников платежного процесса. Как пояснял его соавтор, первый зампред Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлев, документ вводит новые понятия "поставщик платежного приложения", "платежное приложение", "платежный агрегатор", определяет порядок взаимодействия оператора по переводу денежных средств (банка) с поставщиком платежного приложения и платежным агрегатором, устанавливает обязанности оператора по переводу денежных средств в случае привлечения поставщика платежного приложения, а также требования к привлечению платежного агрегатора оператором по переводу денежных средств.

Также предусматривается, что операторы по переводу средств обязаны предоставлять Банку России сведения о банковских платежных агентах, осуществляющих операции платежных агрегаторов, необходимые для ведения перечня банковских платежных агентов.

Российская газета

 

Сам себе потребитель

Как стало известно "Ъ", в рамках системы быстрых платежей (СБП) исчезнет сценарий переводов me2me (сам себе) и останется только c2c (потребитель потребителю). Как уверяют в ЦБ, изменения направлены на оптимизацию IT-процессов. Возможность переводить деньги самому себе на счета в разных банках сохранится. Однако по таким переводам, которые фактически не несут риски транзитных операций, кредитные организации не смогут предлагать, как планировали ранее, более низкие тарифы и повышенные лимиты на перевод.

О том, что НСПК как оператор системы быстрых платежей отменил обязательную сертификацию переводов граждан по сценарию me2me, "Ъ" рассказали участники системы. По их словам, это шаг на пути к полному отказу от этого сценария и переводу всех платежей на стандарт c2c. «Переводы me2me будут встроены в c2c-переводы,— подтвердили в пресс-службе Банка России.— Данные изменения носят технический характер и направлены на оптимизацию IT-процессов банков». В НСПК уточнили, что данные изменения направлены на унификацию технологического процесса переводов и упрощение клиентского опыта. В ЦБ и НСПК подтвердили, что возможность перевода средств между своими счетами в разных банках для пользователей сохраняется.

По словам собеседников "Ъ", причиной отказа от me2me-сценария стали определенные сложности в его реализации. «В частности, это связано с тем, что у некоторых граждан карты в разных банках порой привязаны к разным номерам телефонов, и тогда перевод me2me затруднен, так как он предполагает использование одного номера»,— отмечает один из собеседников "Ъ". В то же время можно было просто добавить иной идентификатор, например, ИНН, потому что большинство переводов проходят сейчас именно по каналу me2me, считает представитель одного из банков—участников СБП. Действительно, сценарий me2me крайне востребован. В банке «Ак Барс» в первые месяцы такие переводы составляли почти 50%, в банке «Русский стандарт» — более 70%. В РНКО «Платежный центр» планируют поддерживать сценарий me2me, так как это удобно клиенту и «не нужно второй раз вводить свой номер телефона, достаточно просто выбрать банк, в который необходимо перечислить средства», отмечает член совета директоров РНКО Александр Погудин. «ВТБ относится к этому решению сдержанно,— сообщили в пресс-службе банка.— Существующее разделение трансакций позволяет проводить анализ пользовательского поведения, эффективнее формировать продуктовые предложения и выстраивать коммуникацию с клиентами».

Банк России запустил систему быстрых платежей 28 февраля. В настоящее время к ней подключено 14 банков. По данным ЦБ, к настоящему времени через систему переведено почти 9 млрд руб. и около 1 млн трансакций.

С учетом грядущего масштабного расширения числа участников СБП унификация сценариев может быть оправданна, отмечают эксперты. «По сути, c2c включает в себя me2me, технический сценарий один и тот же. Но раньше банкам приходилось реализовывать два протокола, а сейчас только один,— поясняет руководитель направления эквайринга и электронной коммерции "Ак Барса" Ильназ Ситдиков.— Это гораздо упрощает работу тем банкам, которые только входят в систему». Отсутствие дополнительной сертификации для переводов me2me упростит для банков технологическую сторону реализации таких переводов и ускорит подключение к системе СБП кредитных организаций, соглашается предправления банка «Русский стандарт» Александр Самохвалов.

Впрочем, если банкам унификация сценариев упростит жизнь, то их клиентов она может лишить вполне ощутимых льгот. «В рамках сценария me2me сама система, то есть, по сути, ЦБ, гарантирует, что перевод человек отправляет сам себе, что фактически означает отсутствие риска проведения сомнительных транзитных операций, направленных на вывод средств,— поясняет один из участников системы.— В случае с с2с-сценарием такой гарантии у банка нет, а значит, выше риски сомнительных операций». По словам участников системы, изначально предполагалось, что в самой системе будут разные тарифы для переводов по сценарию me2me как фактически безрисковых и с2с. «В известном смысле отличием операции me2me от общего типа c2c могла бы быть тарифная политика, согласно которой перевод самому себе в другой банк был бы дешевле, чем другому лицу,— говорит директор департамента эквайринга банка "ФК Открытие" Александр Дынин.— Однако в утвержденных тарифах такого положения нет, и смысл выделять этот сервис в отдельный тип операций действительно неочевиден».

Коммерсант

 

Минфин выступил за введение уголовной ответственности для «черных кредиторов»

Минфин считает необходимым ужесточить наказание для нелегальных кредиторов. Это первоочередная мера, которая позволит снизить риски в сегменте потребкредитования, заявил журналистам замминистра финансов Алексей Моисеев.

«Мне кажется, первое, что мы должны сделать, — это наконец принять поправки к КоАП и УК, которые сделают [ощутимым] наказание для тех людей, которые кредитуют в рамках МФО, которые не находятся в реестре [ЦБ]. То, что вы на асфальте читаете, «кредит за пять минут» — эти люди должны нести ответственность вплоть до уголовной», — сказал Моисеев в кулуарах Международного финансового конгресса.

По словам замминистра, на данный момент действия нелегальных кредиторов ограничиваются недостаточно.

«Небольшой штраф. Люди его платят и идут дальше, это не идет ни в какое сравнение с той маржой, [которую они получают]», — добавил Моисеев.

Ранее Банк России разработал меры по борьбе с «черными кредиторами». В проекте регулятора также есть пункт о введении уголовной ответственности за кредитование без соответствующей лицензии.

Banki.ru

 

Нетелефонный разговор: россияне отказываются от звонков с мобильных

Россияне стали меньше говорить по мобильным телефонам –– звонки переходят в бесплатные мессенджеры, в них же абоненты стали чаще переписываться друг с другом. Например, за год время, которое тратят на разговоры по сотовым жители столицы, сократилось на 6,5%. Это следует из статистики Минкомсвязи за I квартал 2019-го, с которой ознакомились «Известия». Речь идет о традиционной мобильной телефонии, звонках с номера на номер. В январе–марте этого года голосовой трафик снизился по всей России, но в масштабе страны падение не так заметно –– около 3%. Тенденция начала складываться давно, но в этом году переток «голоса» в мессенджеры стал более явным, говорят эксперты.

Впереди –– Москва

В I квартале 2019 года московские абоненты проговорили по мобильным телефонам 14,3 млрд минут, следует из материалов Минкомсвязи, с которыми ознакомились «Известия». За тот же период 2018 года этот показатель составлял 15,3 млрд минут (минус 6,5%), а 2017-го — 16,2 млрд минут (снижение на 11,7%).

По России голосовой трафик мобильной телефонии, по сравнению с I кварталом 2018-го, сократился на 2,8% — до 108,5 млрд минут.

Такая динамика свидетельствует о том, что всё большую популярность в России приобретают WhatsApp, Viber и аналогичные сервисы, сказал «Известиям» гендиректор «ТМТ Консалтинг» Константин Анкилов. С одной стороны, пользователи смартфонов всё чаще звонят друг другу через них, пользуясь дешевым и качественным мобильным интернетом. С другой –– профиль общения меняется, люди чаще стали писать в мессенджерах, чем звонить и отправлять традиционные платные SMS, отметил эксперт.

В прошлом году компания Ernst & Young провела опрос российских пользователей мобильной связи. Из него выяснилось, что 8% звонили через мессенджеры чаще, чем набирали обычный телефонный номер. 31% респондентов сказали, что говорят через мессенджеры по меньшей мере не реже, чем по телефону. Еще 11% заявили, что звонят с их помощью, когда голосовая связь недоступна.

В Москве переток голоса из сегмента традиционной телефонии в коммуникационные интернет-сервисы связан с тем, что в столице покрытие сетей четвертого поколения велико, как ни в одном другом регионе России, объясняет гендиректор Telecom Daily Денис Кусков. С быстрым мобильным интернетом звонить через мессенджеры комфортнее. Отчасти интересу к коммуникационным интернет-сервисам способствует широкая сеть точек бесплатного публичного Wi-Fi, считает эксперт.

Традиционно инновации сначала приживаются в Москве, а затем распространяются в регионы, объясняет Константин Анкилов. Кроме того, в столице больше смартфонов –– то есть выше число потенциальных пользователей мессенджеров, отмечает он. Рост проникновения смартфонов –– один из факторов, способствующих увеличению интенсивности пользования мессенджерами по России в целом, считает эксперт.

Голосовой трафик по темпам роста уступает мобильному интернету, и эта тенденция существует уже давно, сказал «Известиям» представитель «Мегафона». Это не значит, что абоненты перестали говорить –– они теперь чаще пишут или отправляют голосовые сообщения друг другу, совершают звонки через приложения и мессенджеры. Поэтому доступность приложений и скорость интернета сегодня играют особенно важную роль, подчеркнул представитель оператора.

Интернет-трафик постоянно растет, а пользователи всё активнее выбирают безлимитные предложения, отметил в разговоре с «Известиями» представитель «Вымпелкома» («Билайна»). Но, несмотря на это, для многих абонентов голос остается по-прежнему востребованной услугой –– это видно, в частности, на примере тарифной линейки-конструктора, где треть абонентов меняют дата-трафик на минуты, пояснил он.

Дешевый и еще дешевле

По данным Mediascope, в апреле этого года самым популярным мессенджером в России у пользователей мобильных устройств в возрасте 12–64 лет был WhatsApp. В это приложение хотя бы раз в день заходило 39,7% пользователей. Далее следуют Viber (18,8%), Telegram (9,5%) и Skype (2%).

По мнению Дениса Кускова, по России в целом перетоку голоса в мессенджеры способствует существующая структура сотовых тарифов. В пакетах, которые предлагают операторы, включено относительно немного минут и много интернет-трафика, гигабайтов, которые многие абоненты просто не используют, объясняет он. А раз так, пользователям, во всяком случае говорящим много, выгоднее звонить по интернету, делает вывод эксперт.

Звонить через мессенджеры дешевле, согласен аналитик iKS-Consulting Максим Савватин. У многих операторов в тарифы включены бесплатные опции для разговоров через такие интернет-сервисы, при этом трафик стоит недорого. Но во многих пользовательских группах нормой, правилом хорошего тона считается вообще не звонить друг другу, а писать в мессенджерах –– это касается, к примеру, бизнес-сообщества, рассуждает эксперт.

Голосовой трафик в сетях Tele2 московского региона продолжает расти, но в сравнении с интернет-трафиком показывает более умеренную динамику, сказал «Известиям» представитель компании. Если по итогам первого полугодия 2019-го голосовой трафик вырос в 2,6 раза по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, то дата-трафик увеличился почти в шесть раз, рассказывает он. Тренд на активное потребление мобильного интернета не отменяет привычки клиентов звонить по телефону, тем не менее драйвер выручки Tele2 — активное потребление дата-услуг, подчеркнул представитель компании.

В Московском регионе голосовой трафик абонентов МТС в 2017–2018 годах оставался стабильным, сказал «Известиям» представитель компании. В целом замедление темпов его роста компенсирует увеличение доходов от передачи данных и новых сервисов, таких как системная интеграция, облачные услуги, интернет вещей, развлекательные приложения, добавил он.

Известия

 

Банк в твоей голове

Кредитные организации создают лаборатории, чтобы придумать новые методы воздействия на клиентов. Что они там изобретают?

Крупные банки исследуют различные методики для наиболее эффективного взаимодействия с клиентами. Некоторые сообщают об этом публично, другие же предпочитают не раскрывать подробности. Так, Сбербанк в этом году объявил о создании Лаборатории нейронаук и поведения человека, которая будет проводить научные исследования в области нейрофизиологии, социальной психологии и когнитивистики и внедрять результаты научных разработок в повседневную практику компаний группы Сбербанка. Научным руководителем лаборатории стал известный ученый Андрей Курпатов.

Одним из методов, которые банки активно изучают и внедряют, является психотипирование: клиенты делятся на типы в зависимости от личностных характеристик, а банк выбирает способы коммуникации с ними в зависимости от психотипа.

«Все крупные банки так или иначе используют сегментацию клиентов по психотипам. Кто-то пока что экспериментирует на уровне пилотных проектов, а кто-то уже использует в работе. Но все неохотно об этом рассказывают. Психотипирование позволяет настроить точечную коммуникацию с клиентом во всех каналах обслуживания: ДБО, контакт-центры, офисы. Например, интерфейс личного кабинета может отличаться в зависимости от того, кто им пользуется. Рекламный буклет будет также наполняться в зависимости от того, какому сегменту он адресован. Очень часто банк определяет, кто составляет ядро его целевой аудитории, и на основании этого разрабатывает способ коммуникации», — говорит генеральный директор «Лаборатории мозга» Елена Сереброва.

Игры с разумом

Опрошенные Банки.ру кредитные организации — Сбербанк, МКБ, Райффайзенбанк, «Восточный» и «Открытие» — подтвердили, что используют психотипирование либо изучают возможности сегментирования клиентов по психотипам.

«Банк начал использовать дифференциацию по психологическим профилям клиентов в прошлом году. Тогда мы провели пилот персонализированных предложений для клиентов — физических лиц на основе потребительского поведения человека. Результаты пилота продемонстрировали повышение эффективности высокоперсонализированных рассылок по сравнению с широкопрофильными рекламными сообщениями. В этом году то же самое мы планируем делать в сегменте малого и среднего бизнеса. В отдаленной перспективе мы предполагаем использовать типирование и в отделениях для корректировки тактики продаж и обслуживания клиентов», — рассказал член правления, руководитель IT-блока банка «Открытие» Сергей Русанов. По его словам, для широкого внедрения психотипирования требуется немало ресурсов и развитие необходимой экосистемы. При этом распространение сбора биометрических данных будет способствовать повсеместному применению психографического анализа: в кредитовании, клиентском сервисе и в кадровых вопросах. «Это позволит банку сделать обслуживание клиентов быстрее и удобнее», — добавил Русанов.

«В банке этим вопросом занимается целый ряд подразделений. Цель — создание лучшего клиентского опыта», — сообщили в Сбербанке.

«Мы ведем постоянную работу по поиску новых инсайтов для персонализации контента, поэтому решили тестировать персонализацию с использованием методов психотипирования личности. Мы отметили, что группы клиентов, относящиеся к разным психотипам, имеют совершенно разное трансакционное и финансовое поведение. Тестовое использование в маркетинговой коммуникации контента, учитывающего психотип клиентов, позволило нам повысить отклик на продукты на 20%», — рассказала руководитель отдела управления клиентскими отношениями, аналитики и стратегии развития клиентов Райффайзенбанка Мария Комиссарова.

По словам начальника управления диджитал-проектов МКБ Виктора Ковязина, банк тестирует несколько методик психотипирования. «В этом направлении мы сегодня пилотируем две методики: сегментацию на основе поведения пользователя в Интернете (модель от Mail.ru, включающая 10 психотипов) и психотипирование на основе трансакционной активности, там мы выделяем четыре основных типа и дополнительно сегментируем их по полу», — уточнил он.

Аналогичный пилот проводил и банк «Восточный». «Мы работаем в этом направлении и считаем его перспективным, однако находимся в самом начале пути. Недавно был проведен пилот на основе сегментации клиентов по психотипам, которую предложил и подготовил внешний партнер банка. Основная цель нашего исследования — определить влияние индивидуальных коммуникаций, сформированных на основе психотипа клиента, на отклик на предложения банка. Предложенная партнером сегментация по психотипам включала в себя следующие группы клиентов: отдаленность, привязанность, экспрессивность и прочие. Полученные результаты не столь однозначны, однако определенно можно сказать, что у развития сегментации по психотипам высокий потенциал», — сообщил директор по работе с клиентами «Восточного» Кирилл Сократов.

Впрочем, такие проекты не всегда реализуются с успехом. «Наш банк пытался делить клиентов, используя соционику. На основе этой методологии было выделено четыре крупные группы. Но проект не полетел», — рассказал Банки.ру специалист по по маркетингу одного из крупнейших российских розничных банков.

«Модник» или «консерватор»?

Для психотипирования можно применять разные методологии, в том числе соционику, но не в чистом виде, а скорее авторские разработки, говорит Елена Сереброва. «Мы занимаемся сегментацией на психотипы на основе покупательского поведения, бессознательных покупательских сценариев. Например, тип, который мы определяем как «модник», будет охотно следовать за лидерами мнений, а «инноватор», наоборот, будет смотреть на такие рекомендации с пренебрежением. В зависимости от психотипа человек будет охотнее воспринимать рациональные аргументы либо принимать импульсивные, спонтанные решения», — указывает она.

По словам генерального директора «Лаборатории мозга», определить тип восприятия человеком рекламного посыла и его реакцию можно за несколько минут, задав ряд вопросов. «Очень важен именно поведенческий отклик человека, а не его эмоциональная или рациональная оценка. Он формируется из свойств центральной нервной системы, социально-культурного окружения и привычного реагирования. По последним подтвержденным научным данным, ведущие свойства человека практически не изменяются в течение всей его жизни. После внедрения сегментации продажи могут увеличиваться в разы, повышается удовлетворенность товаром или услугой и, как приятный бонус, идет сокращение стоимости привлечения клиента», — добавляет Сереброва.

О различных методиках определения психотипов говорит и директор офиса продаж «БКС Брокер» Вячеслав Абрамов. «Например, модель Big 5 подразумевает, что в человеке сочетается пять черт характера: открытость к новому, сознательность, экстраверсия, дружелюбие, нейротизм. Исходя из психотипирования, можно выделить важные характеристики личности, такие как интроверсия и экстраверсия. Интровертам свойственно желание минимизировать общение и какие-либо контакты, особенно с незнакомыми людьми. Экстраверты, наоборот, открыты к общению, довольно легко в него вовлекаются. И безусловно, с людьми, которым присуща открытость новому, проще выстраивать отношения», — отмечает он.

Определение психотипа и разделение людей на группы важно и активно используется на этапе маркетинга и PR, для разных типов людей разрабатываются разные типы рекламной продукции, говорит заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин. «Помимо классического разделения по принципу открытых и закрытых, уверенных и неуверенных клиентов, также учитывается тип восприятия, именно поэтому организации до сих пор не отказались от печати буклетов и брошюр, рекламы на ТВ и радио. Безусловно, хороший консультант должен понимать, с каким клиентом он беседует, и подстраиваться под него», — отмечает Люшин.

Взять и поделить?

Психотипирование в банках — результат нескольких мощных процессов, говорит руководитель группы аналитиков ЦАФТ (Центр аналитики и финансовых технологий) Марк Гойхман. «С одной стороны, усиливается конкуренция в банковской сфере, повышается важность учета в работе особенностей клиентов. С другой — бурно развиваются аналитические технологии, цифровые системы обработки данных. В таких условиях финансово-кредитные учреждения естественным образом приходят к необходимости и возможности глубокой сегрегации клиентов, в том числе не только по полу, возрасту, уровню доходов, но и по психотипу личности», — указывает он.

По словам Гойхмана, при кредитовании анализ психотипа личности позволяет более качественно проводить скоринг и определять риски невозврата кредитов, а в клиентских службах банков — дает возможность индивидуальной настройки предлагаемых продуктов, подбора менеджера под тип конкретного человека для создания комфортных и доверительных взаимоотношений.

Однако психотипирование работает далеко не во всех каналах и не со всеми продуктами, предупреждает Виктор Ковязин из МКБ. «Например, для предложения кредита канал коммуникации и своевременность предложения играет гораздо большую роль. Для крупных компаний и банков сегментация клиентов является гигиеническим минимумом, а психотипирование — лишь один из подходов. В рекламных кампаниях отсутствие сегментации (например, по полу, возрасту, поведенческим характеристикам) критически сказывается на стоимости заявки, а в коммуникации с текущей базой все немного сложнее. Клиенты, выбравшие конкретный банк и конкретный продукт или услугу, могут иметь схожий профиль, дополнительная сегментация внутри которого не принесет желаемых результатов. Клиенты разных возрастов, пользуясь одинаковым продуктом, вполне могут иметь идентичную модель поведения», — считает он.

Banki.ru

 

Почта Банк при помощи биометрии предотвратил 5 тыс. попыток мошенничества в 2018 году

Почта Банк благодаря биометрической идентификации клиентов в 2018 году смог предотвратить 5 тыс. попыток мошенничества. Об этом сообщил ТАСС президент — председатель правления банка Дмитрий Руденко в кулуарах Международного финансового конгресса.

«Благодаря внутренней биометрической фотоидентификации клиентов только в прошлом году удалось предотвратить порядка 5 тысяч потенциальных мошеннических попыток и спасти сотни миллионов рублей клиентов», — сказал он.

Банк, в частности, использует биометрию для подтверждения высокорисковых операций через мобильное приложение.

«В мобильном приложении Почта Банка клиенты могут с помощью селфи самостоятельно подтверждать высокорисковые или нетипичные для клиента операции: закрытие вклада, переводы, оплату товаров и услуг. Эта технология, основанная на анализе поведения клиента и биометрической фотоидентификации, гарантирует безопасность дистанционных банковских операций и существенно снижает риски кибермошенничества», — добавил он.

Как отметил Руденко, некоторые операции, которые клиенты совершают в мобильном приложении, могут показаться антифрод-системе банка подозрительными или нетипичными, например, переводы на чужие карты или физическому лицу в другой банк, нетипичные по суммам переводы, оплата покупок или услуг в Интернете, закрытие вклада раньше срока и прочие. В таких случаях в целях предотвращения мошенничества недостаточно обычного подтверждения операции через СМС-код, и антифрод-система предложит клиенту подтвердить свою личность, сфотографировавшись прямо из мобильного приложения. Это просто, удобно и помогает завершить операцию практически мгновенно, добавил он.

Помимо этого, в отделениях эта технология дает почти стопроцентную защиту в случае, если мошенник использует поддельный или утерянный паспорт.

В свою очередь директор по безопасности Почта Банка Станислав Павлунин сообщил, что Почта Банк с 2018 года отразил 300 целевых атак, более 16 тыс. веб-атак, а также более 1 тыс. атак на свою инфраструктуру.

«В 2018—2019 годах служба кибербезопасности Почта Банка предотвратила более 16 тысяч веб-атак, более тысячи атак на инфраструктуру банка, а также отразила более 300 целенаправленных атак на банк. Это та статистика, которую мы ежедневно видим в нашей системе мониторинга. В Почта Банке развернут центр мониторинга и реагирования на угрозы в режиме онлайн», — сказал он.

Также Павлунин сообщил, что для предотвращения утечек данных из банка сотрудники кредитной организации проходят биометрическую идентификацию при входе во внутренние системы.

ТАСС

 

Банк Точка запустил API для краудинвестинговых площадок

Банк Точка разработал открытый API для работы с краудфандинговыми площадками через номинальные счета, чтобы бизнес смог быстро и безопасно получать инвестиции от физлиц, юрлиц и различных фондов. 

API Банка Точка даст возможность автоматизировать процессы добавления бенефициаров к номинальному счету, учета средств инвесторов и заемщиков краудинвестинговой площадки, отправки и возврата денежных средств инвесторам и заемщикам, движения денег между расчетными и номинальными счетами, а также распределения средств заемщика при выдаче займа. 

По словам Марии Захаровой, директора по продукту Банка Точка, p2p-площадки уже сейчас могут быстро подключиться через API и начать работу. Она сообщила, что банк уже полноценно работает с Ассоциацией операторов инвестиционных платформ и скоро к проекту подключатся еще две площадки.

Plusworld

 

ОБЗОР МЕЖДУНАРОДНЫХ СОБЫТИЙ

 

WebMoney Transfer выходит на рынок Узбекистана

Международная система расчетов WebMoney Transfer объявила о выходе на рынок Узбекистана и представила WMY-кошелек в узбекских сумах.

Банк Turkiston является эмитентом титульных знаков WMY. Статус гаранта системы WebMoney по WMY получила компания из сектора финансовых технологий ООО «BrioGroup», известная как разработчик платежной системы OSON.

Титульными знаками WMY можно будет оплатить мобильную связь, интернет, коммунальные услуги, онлайн-игры. К приему WMY будут подключены глобальные и национальные сервисы.  Также решение WebMoney позволяет владельцам кафе, ресторанов и магазинов принимать безналичные платежи по QR-коду. Узбекским предпринимателям, заинтересованным в экспорте товаров, система WebMoney позволит настроить прием платежей от зарубежных клиентов в иностранных валютах.

Пополнение WMY-кошелька доступно с банковских карт UZCARD, через платежную систему OSON и мобильное приложение PAYNET.UZ, а также наличными в пунктах приема PAYNET и банкоматах. Вывод средств с кошелька доступен на карты UZCARD и банковский счет. Кроме того, WMY можно обменять на любые другие титульные знаки системы и таким образом расплачиваться в более чем 100 тысячах интернет-магазинов по всему миру, принимающих WebMoney.

Первый заместитель председателя Банка Turkiston Фуркат Алиев считает, что приход WebMoney станет важным драйвером для роста e-commerce в республике.

Plusworld

 

Выдвижение Лагард на пост президента ЕЦБ вызвало рост акций

Новость о возможном назначении директора-распорядителя Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард на должность нового президента Европейского центробанка (ЕЦБ) вызвало рост акций в Европе и США.

Так, индекс FTSE 100 Британской фондовой биржи увеличился с 7497 до 7609 пунктов (на 0,7%), а нью-йоркский индекс S&P 500 поднялся до очередного рекордного максимума и приблизился к 3 тыс отметке.

Сообщается, что выдвижение Лагард на пост президента ЕЦБ укрепило ожидания дальнейшего смягчения монетарной политики центробанка. Из-за замедления темпов экономического роста в развитых странах, рынки ожидают, что центробанки отреагируют на это сокращением расходов по займам для предприятий и домохозяйств. Ожидается, что Лагард поддержит политику смягчения, несмотря на вероятные возражения со стороны немецких политиков.

Ранее политик также одобрительно высказывалась в поддержку цифровой валюты центробанка ЕС. По мнению Лагард, э-деньги смогут помочь в достижении целей по финансовой доступности, безопасности и защите потребителей, а также обеспечить конфиденциальность платежей. На период своего выдвижения на должность президента ЕЦБ Лагард временно отказалась от выполнения обязанностей директора-распорядителя МВФ.

theguardian.com

RSS

Все новости...